Магазин-музей

ЗАО «Великоустюгский завод «Северная Чернь»

ЗАО «Великоустюгский завод «Северная чернь» является одним из крупнейших и старейших предприятий России по производству столового серебра и серебряной посуды.

История чернения по серебру начинается на устюгской земле в конце XVII, куда это искусство, по преданию, перешло из Великого Новгорода еще во времена Ивана Грозного. Традиции нанесения черни на столовое серебро, серебряную посуду и ювелирные украшения пришли на Русь в средние века вместе с кочевыми племенами. Родиной черневого дела принято считать Персию, Сирию и Византию. 

«Северная чернь» - как вид декоративно-прикладного искусства имеет достаточно длинную и непростую историю. Расцвет «северной черни» приходится на XVIII век. Так, в 1744 г. из Устюга в Москву с целью возрождения древнего забытого московского ремесла – чернения по серебру, вызван 36-летний мастер Михаил Матвеев сын Климшин.

22 декабря 1760 г. купцы Афанасий и Степан Поповы. Открывают первую в Великом Устюге фабрику черневых обронных и финифтяных изделий. Поскольку новое дело больших дополнительных затрат и времени, Поповы освобождались от всяких очередных служб, постоев и других общественных нагрузок.

Дела у братьев резко пошли в гору. 

Изделия с клеймом УВФАСП - Устюга Великого фабрика Афанасия (и) Степана Поповы - можно встретить не только в Устюге и Сибири, но и в Москве, Петербурге, Ростове Великом и др. городах.

В ночь на 29 сентября 1776 г. Фабрика и дом Поповых сгорели. Братья так и не смогли оправиться после пожара.

Очень распространенная на Руси в XVIII веке, она практически исчезла к концу XIX века. Интерес к великоусюжскому столовому серебру и украшениям с чернью заметно уменьшился уже в конце сороковых годов. Постепенно начал угасать и сам промысел. Так, по данным Серебряной управы в 1781 году в Великом Устюге было 44 серебряных дел мастера (из них половина занималась чернением по серебру), в 1804 – 40, 1811 -36, 1830 – 26, 1840 -23. 

Причин увядания столь интересного промысла было несколько:

- недостаток серебра;

- отсутствие мастеров, которых было много в XVIII веке;

- отсутствие в новых изделиях изящества, поскольку новые художественные композиции не создавались и использовались старые мотивы. 

Но качество отделки при этом оставалось на самом высоком уровне.

В конце XIX века остается только один мастер, владеющий секретом «северной черни» - это Михаил Иванович Кошков. 

Рожденный в1816 году в семье черневщика Ивана Александровича Кошкова, оставшись сиротой достаточно рано, он уже в 22 года получил звание цехового мастера.

Изделия Михаила Ивановича были хорошо известны при дворе. Так, в 1871 году он выполнял заказ императрицы Марии Александровны (столовое серебро), в 1882 году – для Александра III (серебряная посуда).

Известный мастер чернения представлял столовое серебро из Великого Устюга не только в России, но и на ювелирных выставках за границей.

На международной выставке в Лондоне в 1851 году за свои изделия мастер был удостоен похвального листа и медали. Приглашался Кошков и на ювелирные выставки в Парижв 1867 году и в Вену в 1873. 

Все свои знания, а также секрет изготовления самой черни великий мастер передал своему внуку – Михаилу Павловичу Чиркову, которому суждено было сыграть свою роль в замечательном промысле.

В 1929 году в Великом Устюге образовывается промысловая производственная кооперативная артель «Экспортная мастерская «Северная Чернь» в которой Михаил Чирков стал техническим руководителем.

Пройдя все этапы становления в это непростое время, 11 января 1933 года «Экспортная мастерская» преобразовывается в артель «Северная чернь» и начинается история самого завода.

Составом секрета известной северной черни продолжал владеть только Михаил Павлович, который продолжал искать достойных продолжателей знаменитого промысла.

В это сложное время, оценив по достоинству качество изделий, неоценимую помощь артели оказывает молодое Советское государство:

- при артели организована профшкола;

- выделена безвозвратная ссуда в размере 10000 рублей;

- созданы условия знаменитому мастеру Чиркову М.П. 

Согласно сохранившемуся документу, Чирков передал секрет приготовления черни и припуска двум рабочим артели. В знак признательности Великоустюгский межрайонный союз многопромысловых артелей «Промсоюз» установил мастеру пожизненную пенсию.

Одним из двух  учеников стала Мария Алексеевна Угловская (Сычева), которая и возглавила артель «Северная чернь» в 1943 году.

Один из первых зарубежных заказов артель выполнила в 1935 году для Западного Китая. Это был столовый сервиз «Синьцзянская серия» включающий в себя 130 предметов украшенных национальным китайским орнаментом – столовое серебро, серебряная посуда, предметы украшения стола.

На всемирной ювелирной выставке в Париже в 1937 год уза серебряный столовый сервиз «Пушкинская серия», приуроченный к 100-летию со дня смерти поэта, артель была удостоена Большой золотой медали и диплома.

В 1939 году для всемирной ювелирной выставки в Нью-Йорке была изготовлена серия предметов столового серебра на тему «Открытие Северного полюса».

В годы войны артель изготовляла единичные экземпляры серебряных ложек с чернение, а также омедненную посуду и лыжные палки.

В 1949 году  председателем артели становится Воеводин Константин Петрович, который руководил ей до 1958 года.

В 1952 году артель «Северная чернь» входит в состав Республиканского союза художественных промыслов. С этого времени артель регулярно обеспечивается серебром и квалифицированными кадрами. Много молодых талантливых специалистов пришло после окончания Красносельского училища художественной обработки металлов.

В период с 1949 года по1958 год артель возглавлял Воеводин Константин Петрович. К концу его правления в артели работали уже более 180 человек, ассортимент выпускаемых изделий составлял более 15 наименований.

29 сентября 1960 года артель была переименована в фабрику «Северная чернь». В это время на фабрике работало уже более 200 человек.

С июня 1958 года по сентябрь 1976 года председателем артели, а затем директором фабрики был Черемисин Сергей Федорович. В этот период  объем продукции в два раза.

Рост производства стал возможен благодаря механизации трудоемких процессов, улучшению условий труда. На смену кустарным инструментам пришли прессы, строгальные, сверлильные, токарные, шлифовальные станки, весы высокой точности, гальванический способ золочения. Вместо тиглей для варки черни и плавления серебра стали применять электропечи. Накладку черни и ее припуск начали делать при помощи специальных горелок на жидком топливе. Была оснащена современными приборами лаборатория. В 1968 году было построено новое здание фабрики.

1 февраля 1973 года фабрика была переименована в завод «Северная Чернь».

Серебряный кубок

С 1976 года по 1997 год завод возглавлял Чересмин Сергей Федорович.

С 1977 по 1983 год на Великоустюгском заводе «Северная чернь» была разработана и освоена технология изготовления изделий из золота с черневым рисунком. В последствии завод отказался от этого направления, как не характерного для народного промысла «северная чернь», бытовавшего в Великом Устюге.

13 ноября 1990 года была завершена газификация завода.

В 1993 году завод «Северная чернь» входит в Ассоциацию «Народные художественные промыслы России»

В 1993 году в городе открывается фирменный магазин завода. В этом же году завод преобразовывается в ТОО «Северная чернь», а в 1995 – в ЗАО «Великоустюгский завод «Северная чернь».

С 1997 года до настоящего времени заводом руководит Щедрин Евгений Владимирович. До назначения генеральным директором Евгений Владимирович 27 лет проработал на заводе в должности главного инженера.

В настоящее время ассортимент выпускаемых изделий составляет более 1000 наименований.

Основу выпускаемого ассортимента составляют столовое серебро, посуда и предметы сервировки стола. Столовую посуду, особенно столовое серебро и стопки, мастера «северной черни» делали со времен возникновения промысла. Эти изделия всегда пользуются неизменным спросом. Дорогая ювелирная серебряная посуда является не только показателем достатка владельца, но и служит украшением быта. 

Доля столового серебра в общем объеме продукции предприятия «Северная чернь» постоянно менялась. Начиная с 1996 года она значительно возросла и сейчас в среднем составляет около 80%. Ассортимент изделий столового серебра включает более 500 наименований. Ежегодно происходит его обновление примерно на 20 единиц. Посуда для еды, питья и предметы сервировки стола изготовляются из серебра 925 пробы и полностью соответствуют гигиеническим сертификатам.

В последнее время резко развивается производство религиозных предметов. 

В 2002 году заводом был выполнен персональный заказ для Свято-Данилова монастыря - резиденции Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Заказ представлял собой евхаристический набор из пяти предметов: потир, дискос, звездица, копие, лжица. Работа получила высокую оценку Патриарха, в Свято-Даниловом монастыре Алексием II генеральному директору предприятия Щедрину Евгению Владимировичу была вручена Патриаршая грамота «В благословение за усердные труды во славу Русской Православной церкви».

Чернение

Чернь представляет собой сплав серебра и других компонентов, создаваемых в особом температурном и временном режиме. Соотношение каждого ингредиента черни являлось тайной старых мастеров великоустюгского промысла. Данный состав и способ соединения черни с серебром применялся на протяжении многих веков, (то есть они проверены временем), а сейчас сохранение древней технологии в неизменном виде находится под постоянным контролем на заводе «Северная чернь». Приготовленная чернь имеет вид темно-серого камня, который легко размалывается в порошок. Этот порошок смачивают и полученную темную кашеобразную массу накладывают ровным слоем 1-2 мм на серебряную поверхность с выгравированным рисунком. Участки изделия, где отсутствует рисунок, замазываются огнеупорной глиной. После наложения черни, изделие прокаливается на огне так, чтобы чернь расплавилась и заполнила все самые мелкие штрихи, сделанные резцом гравера. При обжиге чернь прочно соединяется с основным металлом, превращаясь в твердое темно-бурое покрытие, которое затем в несколько приемов снимается до тех пор, пока не появится черневой рисунок на серебре. В результате черный сплав остается только в углублениях. Таким образом, в зависимости от того, как был задуман и выполнен рисунок, получается либо черневое изображение на блестящей поверхности, либо, наоборот, черный фон, на котором светлый рисунок. Композиция дополнительно обогащается гравировкой, чеканкой, золочением и оксидировкой поверхности металла. Для этого изделие вновь поступает в граверный участок или на участок финишной обработки. 

С более полной историей промысла и завода «Северная чернь» можно ознакомиться на страницах замечательной книги – Народный художественный промысел «Северная чернь» - посвященной 325-летию промысла «северная чернь» и 75-летию Великоустюгского завода «Северная чернь». 

Книга издана: ЗАО «Великоустюгский завод «Северная чернь», 2008 год.

1. История  художественного промысла «Северная  чернь».

ХVII-XIX века.

Традиция черневого дела на территории современной России давно перешагнула тысячелетний рубеж.

Придя на Русь с Востока вместе с кочевыми племенами - хазарами, половцами, искусство нанесения черни распространилось в средневековых русских княжествах от Киева до Новгорода и Суздаля. Новый подъем и расцвет всех видов декоративно-прикладного искусства связан со становлением и укреплением Московского государства в XIV-XVI вв. Угасают старые центры, развиваются новые.

В настоящее время в России известны лишь два центра черневого искусства: Кубани (Дагестан) и Великий Устюг - древний северный город на границе Вологодской и Архангельской областей.

Устюг Великий - ныне небольшой районный центр Вологодской области, основан при слиянии рек Сухоны и Юга, в местах расселения финно-угорских племен во второй половине XII века выходцами из ростово-суздальских земель.

История Устюга - «города-мученика, города-витязя» неразрывно связана с историей становления Русского государства - вначале Владимирской, затем Московской Руси. Находившийся в значительном удалении от столиц Устюг играл важнейшую роль в проведении политики великих князей в землях «чуди заволочскои», где на главную роль претендовал Господин Великий Новгород; свой интерес имела здесь и Волжская Болгария. Первые сражения суздальцев и новгородцев в Заволочье летописи отмечают уже в 60-е годы XII века. В 1218 г. булгары захватывают и громят Устюг, в 1220 г. проводится ответный поход князя Святослава Всеволодовича, в котором участвует и устюжская рать.

После распада Владимирской Руси на уделы Устюг входит в состав Ростовского княжества. К концу XIII века Устюг - зажиточный, с большим количеством храмов и монастырей уездный центр, практически единственный на огромном лесном пространстве город.

В XIV в. устюжане продолжают вести борьбу с новгородцами: летописцы отмечают крупные столкновения в Подвинье и непосредственно на устье Юга в 1323, 1324, 1329,1393,1398 годах. В 1385 г. устюжане в составе московского войска участвуют в походе под стены Новгорода.

В XV веке, с переходом ростовского княжества под власть Москвы, значение Устюга как оплота великого московского князя на Севере возрастает еще больше. Во второй половине - конце XV века устюжские рати в составе объединенных московских войск и самостоятельно воевали под Казанью, в Перми великой, Поволжье, Вятке, обороняли Нижний Новгород и ходили против шведов. Неоднократно предпринимались походы - и не только военные - в Сибирь.

В ходе междоусобных войн и разбойных нападений Устюг и сам не раз был «взят на щит» и разграблен. В 1478 г. по указу великого князя Ивана III Устюг обносят новой крепостной стеной, длина которой составила свыше 3 километров. Строительство Большого Острога делало Устюг грозной крепостью.

В середине XVI в. положение Устюга коренным образом меняется. Это уже не пограничный военный важнейший стратегический пункт, а «внутренний» город, торгово-промышленный и религиозно-просветительский центр.

Бурному развитию торговли способствовало открытие в 1553 г. Северного торгового пути. Благодаря экспедиции Р. Ченслера, по воле случая попавшей в устье Двины, Московское государство получило возможность торговать с Европой не только через Балтийское, но и через Белое море.

Северный торговый путь шел по Двине, Сухоне через Устюг к Вологде, от которой товары санным путем доставлялись к Москве и развозились по другим городам. В 1555 г. вслед за английскими в Поморье появились «голланские и брабанские корабли, а на них торговые иноземцы».

Наиболее ценным для иностранцев товаром издревле была пушнина. Сибирские дороги, по которым «на Русь» в XVI веке попадала «мягкая рухлядь», начинались на устюжской земле. Оказавшийся на пересечении основных торговых дорог - сибирской и европейской - Устюг становится важнейшим центром меновой торговли. В 1556 г. царь Иоанн Грозный включает северные города, в том числе и Устюг, в число опричных; в конце 60-х годов XVI века Устюг приобретает эпитет «Великий».

Важное место Устюга в экономике Московского государства в этот период показывают и статьи Приказа Большого прихода, в котором аккумулировались налоги - тягло, подати, таможенные, судные и кабацкие пошлины, сборы с бань и кабаков. По свидетельству английского посланника Флетчера, северные города платили в казну «значительное количество денег... Холмогоры и Двина - 8000, Вологда 12000, .. .Устюг 30000».

В Смутное время северные города и в первую очередь Устюг снова стали надежной опорой русской власти: они поставляли деньги, оружие и порох, продовольствие, собирали рати на борьбу с «ворами» и иноземными захватчиками.

«Смута», начавшаяся в Московском государстве после смерти Федора Иоанновича и закончившаяся с воцарением Михаила Романова, разорила и опустошила страну. Многие прежде богатые города лежали в руинах, погибло множество народа, уцелевшее население бедствовало. Ремесла, особенно художественные, находились в упадке. Денежные поборы тяжелым бременем легли на северное население. В начале 20-х годов XVII века в Устюге насчитывается 13 «лутчих» дворов, 92 «середних», 273 «молодших» и 306 «самых худых». Писцы отмечают много скитающихся «меж двор», кормящихся Христовым именем. В уезде забрасываются пашни; от податей «безвестно» уходят и крестьяне, и посадские люди. Тем не менее по сравнению с другими городами Устюг выглядит довольно богатым: так, в 1627 г. в Вологде писцы отметили только 1 лучший двор и всего 3 середних.

В послевоенный период торговля в Устюге значительно оживляется. Здесь появляется государев гостиный двор «для приезду всяким торговым людем», состоявший из девяти лавок, двух изб для дворников и двадцати амбаров, рубленых в одну стену. В восьми торговых рядах и различных местах (на посаде и в слободах) находилось 175 лавок, 28 амбаров, 21 место лавочное, амбарных мест и 23 полки. Осуществлялась торговля с возов. В 1618 г. за пределами посада поселяются иностранные купцы.

«Замирение» государства, восстановление и развитие торговых связей дали толчок бурному росту местно го ремесленного производства. В первой четверти XVI века ремесленники 55 специальностей составляют уже половину всего посадского населения Устюга.

Основная категория ремесленников (по значимости и по количеству занятых в промысле) - это обработчики металла: кузнецы, серебряники, котельники, литейщи ки и др., всего 81 человек по данным писцовой книги 1623-1626 гг. Согласно Росписи 1640 г. только в самом городе было 52 кузницы; в 70-е годы XVII в. их стало 68. По количеству мастеров (более ста) и кузниц Устюг значительно превосходил такие центры, как Псков, Тихвин, Нижний Новгород и даже Ярославль.

В XVI-XVII вв. устюжане внесли огромный вклад в снабжение сибирских городов и в освоение земель «за Камнем». С 1588 г. население платило так называемый сибирский хлебный запас. Устюжским товаром увозимым в Сибирь, были котлы, топоры, сельскохозяйственные орудия, одежда, обувь, судовая снасть и пр., даже иконы. По государевым грамотам в Сибирь посылались пашенные, служилые и «охочие» люди, ремесленники - плотники, кузнецы, шапошники и др., даже невесты.

Кроме прочего, устюжане были лучшими кандидатурами для «государевых служб»: они оценивали и отбирали меха для казны, служили на таможне и заставах. В связи с этим земские власти не раз просили правительство выбирать хотя бы «в Сибирские городы в таможенные и в заставочные головы из ... верховых городов, а не с одново Устюга».

Таким образом, к середине XVII века Великий Устюг утверждает за собой звание крупнейшего промышленно-торгового и культурного центра на Севере России Именно на это время падает расцвет местных художественных ремесел - прежде всего иконописи и ювелирного производства, принесших городу не только российскую но и мировую известность.

«Золотых и серебряных дел мастерство...»

Ювелирное искусство Устюга имеет глубокие исторические корни. Языческие племена, обитавшие на территории края почти 4 тысячи лет назад, умели изготовлять из металла не только орудия труда и вооружение, но и различные украшения, имевшие, скорее всего, сакральное значение. Так, в поселении Павшино-2 на р. Юг археологи обнаружили самые древние в Вологодской области предметы из чистой меди - орудия, кусочки проволоки, пластинки, подвески в виде незамкнутого колечка, мелкие фрагменты изделий, украшение. Обломки тиглей, найденные в раскопе, свидетельствуют о местном производстве, а остатки металла - о высокой степени освоения металлообработки древними жителями этой местности.

В раскопах селищ VIII—XIII вв. и в раскопах славянского поселения ХII-ХIII вв. Морозовица-1 также найдены не только украшения и мелкие бытовые предметы, но и остатки литейного производства - шлаки, капли металла, обломки тиглей, ручка льячки.

Со времени утверждения в устюжских землях славян местное декоративно-прикладное искусство развивалось в тесном взаимодействии русской (ростовской) и «туземной» культур, не без влияния новгородских и иностранных мастеров, продукция которых попадала в Устюг как в качестве товара, так и в качестве трофеев. С конца XV века «законодательницей мод» в ювелирном деле стала Москва, в великокняжеских мастерских которой были собраны лучшие серебряники и златокузнецы древнерусских художественных центров.

Благоприятными факторами для развития промысла в Устюге служили относительно спокойное существование города, его почти столичный статус, постоянно растущий спрос. Главной тормозящей ювелирное дело причиной можно назвать отсутствие сырьевой базы, что ставило ремесленников в зависимость от политической ситуации в стране, т. к. драгоценные металлы поставлялись из-за рубежа, а распределялись казной. Вполне вероятно, что устюжские ремесленники пользовались местными источниками. Известно, что еще в конце XV в. в Печорском крае немецкими мастерами была открыта серебряная и медная руда; в XVII веке эти рудники либо были оставлены, либо разрабатывались в незначительных размерах. Во второй половине XVII в. рудознатцы «приискали» в России серебро и золото в достаточном для промыслов количестве, но масштабная добыча началась лишь в XVIII веке на Урале.

Из-за отсутствия отечественного сырья русские мастера использовали для работы высокопробные европейские монеты - «ефимки», азиатские «левки» (в размерах, определяемых государством), выжигу из парчи, мишуры, галунов, переливали старые ломаные и найденные в кладах изделия.

Необходимое сырье и материалы для ювелиров попадали в Россию даже во время Смуты. Так, в июле 1604 г. к Холмогорам на английских кораблях вместе с другим товаром было привезено свыше 30000 ефимков.

В 1649 г. государство монополизировало приобретение европейских монет, потребовав «мимо государевой казны ефимков никому покупать не велеть». Запрет повторился в 1674-1675 гг. Это было связано с тем, что казна имела доход от продажи ефимков населению, а также чеканила из них свою монету: так, в 1676-1677 гг. гость Киприян Климшин закупал на казну ефимки и серебряные изделия «самого доброго, чистого серебра, которое б в денежное дело годилось».

Тотальный контроль над привозом, распределением серебра и качеством серебряных изделий государство осуществляло через специальную организацию русских мастеров и торговцев - Серебряный ряд, во главе которого стоял выборный староста. В его обязанности входили осмотр товаров, проверка весов, недопущение торговли медными золочеными и посеребренными изделиями, пресечение торговли вне Ряда, а также прием в Ряд желающих, препровождение в приказ Серебряного дела провинившихся и уличенных в злоупотреблениях мастеров. Для пресечения «воровства» в XVII в. введено обязательное клеймение изделий. Продукция ремесленников, не давших по себе поручных записей при вступлении в Ряд, не подлежала клеймению и не допускалась к официальной продаже. Староста был обязан следить, чтобы неклейменое серебро и старые деньги мастера немедленно приносили для передачи на Монетные дворы. За допущенные оплошности староста подвергался штрафованию (до 5 руб.!); за нерадение он мог угодить в ссылку и лишиться при этом имущества

Серебряное мастерство Устюга, поднявшееся на большую высоту в результате развития собственных производительных сил, торгово-культурных связей, прежде всего с Москвой, уже в начале XVII века выделялось среди прочих ремесел.

В Серебряном ряду стояло 10 лавок, в которых продавались изделия мастеров и, по некоторым данным, привозимое серебро. Самим устюжским ювелирам в этом Ряду принадлежало 5 лавок.

Во второй четверти XVII века в Устюге было уже более 20 серебряников; имена некоторых из них упоминаются в Таможенных книгах, т. е. продукция начинает вывозиться за пределы города. Крупных партий не отмечается, преобладает розничная мелочная торговля. Из различных судебных исков (в частности, «о бое и грабеже»), описаний церквей можно составить представление об ассортименте. Это в большом количестве пуговицы - серебряные золоченые и «сканы в крушки образчатые с золотом», «втышные», «клинчаты» и пр.; женские украшения - серьги серебряные с камнями и жемчугом, кольца; мужские перстни; кресты - нательные, напрестольные; ризы, поля, цаты, гривны и привесы на иконы, священные сосуды и другие культовые предметы - сканые, гладкие, чеканные, «басемные», «резные» (обронные).

Мастерство устюжских серебряников ценилось не только среди местных жителей: в 1657 г. Дмитрий Москвитин-Житников, Василий Попов по прозвищу Мошня и Иван Щетинин были вызваны в Москву на работу в Оружейную палату.

Ювелиры изготовляли как дешевые, так и рассчитанные на богатого покупателя вещи. Духовные и светские власти часто закупали изделия серебряников целыми партиями - на подарки («почести») большим и малым чиновникам, всем, от кого зависело решение того или иного важного дела; для выражения верноподданнических чувств и просто от широты души. Так, в 1681— 1682 гг. многочисленные ножи с серебряной оправой - чеканной и «скатного дела с финифтом» - были куплены у устюжан и соседей-усольцев по цене от 10 коп. до рубля с лишним за штуку архиерейским домом и поповским старостой. Недорогие «ножики» доставались служителям, келейникам, приказным людям (и даже их женам и детям); более ценными ножами одаривали важных персон, в том числе и самого устюжского владыку. Преосвященному Геласию в почесть также поднесли серебряный чеканный позолоченный ковш, купленный в Устюге за 6 руб. 16 алт. 4 деньги, а Ионе, митрополиту Ростовскому и Ярославскому - расписную «шкатулю»и золоченую серебряную чеканную кружку ценой в 14 рублей (также «устюжской покупки»).

В большом количестве дарились иконы, «обложенные» серебром. Так, в 1692 г. всему царскому семейству (обоим государям, царицам, царевнам и царевичу) в неделю Святой Пасхи устюжанами были поднесены иконы Пресвятой Богородицы с канфаренным фоном. Правда, необходимо оговориться: в Росписи не сказано, где покупались или заказывались образа и оклады - они могли происходить и из Москвы.

Вершиной серебряного дела Устюга стало искусство нанесения на изделия черневого состава, позволяющего через игру света передать глубину и объем изображения.

...В изготовлении черневых предметов ювелиры Древней Руси достигли значительных успехов. Уже в IX - X вв. их изделия расценивались наравне с византийскими, восточными и европейскими.

На протяжении нескольких веков чернение сохраняло свою популярность; составом украшали и бытовые, и культовые вещи. В вотчинных и великокняжеских мастерских, при архиерейских домах вместе с русскими работали греческие мастера, внося свою лепту в развитие русского искусства.

С течением времени мастера совершенствовали приемы, пробовали различные сочетания черни - с эмалью, драгоценными металлами, чеканкой, резьбой; все чаще используется золото. В XVI в. чернь на Руси применялась значительно шире, чем в Европе. Большой виртуозности в этом виде искусства достигли ремесленники, работавшие в государевых мастерских.

Торговлю черневыми изделиями (небольшими партиями и пока лишь пуговицами) в начале XVII в. в Московском Серебряном ряду фиксируют приходо-расходные книги Казенного приказа. Указываются не только факты купли-продажи, но и техника изготовления, вес и цена изделия как общая, так и за золотник. В 1613 г. для «казенного росхода» у торгового человека Ивана Никифорова куплено «17 пуговок однорядочных золотых, наведены чернью, весу в них 13 золотников с четью по 20 по 8 алтын по 2 деньги золотник и того 11 руб. 8 ал.»; «13 пугвиц золоты с чернью, в них чеканены травы, в закрепах зерна жемчужные, весу 24 золотника, по 20 по шти алтын по 4 деньги золотник и того 19 руб. 6 ал. 4 д.».

Сохранившиеся документы различных ведомств не дают ясного ответа на вопросы: где истоки устюжского мастерства, получившего название «северная чернь», и когда было положено начало этому промыслу.

Самые ранние северные черневые предметы, хранящиеся в Государственном Историческом музее (г. Моск¬ва), датируются концом XVI века. Это дробницы на киот, сделанные по заказу Никиты Григорьевича Строганова, как считается, в Сольвычегодске. Строгановы - представители самой известной семейной торгово-промышленной корпорации Севера выступали в роли средневековых феодалов-князей не только в смысле беспримерного воздействия на дела российские вообще, а устюжские и усольские в частности, но и в смысле организации художественных мастерских для обеспечения и оснащения многочисленных приходских храмов и монастырей. Однако, судя по имеющимся описям, «поставления» Строгановых Сольвычегодского Введенского собора, вклады Никиты Григорьевича не были украшены чернью. Так, оклад чтимой храмовой иконы, «приложенный» им в 1604 г., указан как «серебрян золочен чеканной ж».

В середине XVII века, при Димитрии Андреевиче, строгановские домовые мастерские достигли зенита. По словам Н. Макаренко, «это был лучший период в развитии искусств в Сольвычегодской вотчине, период, давший все лучшее, что сохранилось до нашего времени. Естественно думать, что этот муж обладал высокоразвитым для своего времени вкусом, понимал или инстинктивно угадывал его значение в жизни человека».

Производились ли усольскими серебряниками в этот период черневые изделия, неизвестно. Священные сосуды с черневой отделкой (потир, дискос, звездица, блюдца, лжица и копие) по описи значатся как жертва Григория Димитриевича Строганова, данная им в новопостроенный каменный Введенский собор (1688-1712 гг.). Все остальные черневые предметы ризницы имели гораздо более позднее происхождение.

Чернь ни разу не упоминается при описании имущества устюжских церквей в Писцовых (1623-1626 гг.) и Сотной (1630 г.) книгах.

Впервые черневая отделка встречается только в убранстве церкви Вознесения, построенной московскими мастерами в 1648 г. на средства члена гостиной сотни Никифора Ревякина. За неимением документов середины XVII века установить время происхождения и авторство изделий невозможно. Опись, включенная в Писцовую книгу 1676-1683 гг., лишь констатирует факт наличия черневых предметов: серебряного складня в алтаре Спасского придела, привесов к иконе Одигитрии в виде «пугвиц сребряных золочены резные с чернью с ...жемчугами и со ставками», резного с чернью венца на иконе преподобного Димитрия Прилуцкого. Кроме них, резными с чернью были «средины» трех икон - Пресв. Богородицы, Воскресения Господня, Василия и Константина Ярославских.

Отсутствие черневых изделий на устюжском рынке и в первую очередь у главного потребителя – церковных учреждений – вплоть до конца XVII века позволяет усомниться в их раннем местном производстве. Те предметы, которые имелись в усольских и устюжских ктиторских построениях (Благовещенском, Введенском соборах, церкви Вознесения), думается, были завезены именитыми людьми и гостями из столицы или изготовлены временно пребывавшими в Строгановской вотчине «московскими жильцами».

Другой путь распространения ремесла - это обучение провинциальных умельцев в известных художественных центрах. Известно, что и устюжане, и усольцы работали во второй половине XVII века в Оружейной палате. Как гипотезу можно принять то, что они могли приобрести там навыки черневого мастерства и начать производство у себя на родине.

Так или иначе искусствоведческий анализ дошедших до нашего времени изделий позволяет выводить истоки промысла из Москвы. Временем зарождения северного черневого промысла на основании найденных документов можно считать 80-е годы XVII века и как отправную точку - 1682 год, время учреждения Великоустюжской епархии. Вероятной причиной его появления или, по крайней мере, повышения интереса к данному виду искусства могло послужить ревностное стремление духовной власти к украшению приходских и монастырских храмов на столичный манер. Черневые изделия сначала в виде архиерейской ризничной принадлежности, затем казенной богослужебной утвари в наиболее обеспеченных церквах в небольшом количестве, но появляются в Сольвычегодске на рубеже XVII-XVIII и Устюге после 1682 года. Символично, что чернением в Сольвычегодске на рубеже XVII-XVIII вв. занимались низшие по церковной иерархии служители - дьячки, пономари. (К сожалению, никаких свидетельств по поводу производства в это время черневых изделий в Устюге найти не удалось.)

В 1685 г. игумен яренского Спасского Сойгинского монастыря Варлаам получил указание устюжского владыки о заказе серебряной позолоченной чаши «какова построена у подьячего у Федора Пивоварова, которую он привозил на Устюг»; было велено и позолотить ее так же и «построив, прислать». В требовании не уточняется техника изготовления чаши - она могла быть и чеканная, и черневая.

Первое документальное доказательство существования черневого производства относится к концу 80-х годов XVII века. В 1687 г. по заказу архиепископа Александра сын архимандрита сольвычегодского Введенского монастыря изготовил серебряную с чернью «чашку», серебряный гладкий ковшик и золоченую с финифтью чарку, о высылке которых в Москву сообщил архиерею домовый казначей иеромонах Павел. Отчитался перед владыкой и сам архимандрит Дионисий, о чем уведомил казначея: «да [послал] к нему архиерею Божию отписку к Москве а в отписке написано чаша серебряная с чернию весом сорок полпята золотника а зделана та чаша из его архиерейского ефимочного плавленого серебра а угорело в плавле семнатцат золотников с четвертью да ковш круглой девят золотников с полузолотником да чарка серебряная с финифтом...»

В 1690 году Дионисию как представителю архиерея в Сольвычегодске был снова послан заказ на «чашку» с финифтью, выданы деньги за «ножевую постройку», о получении которых архимандрит отписал владыке. В тексте упоминаются еще две изготовленные для Преосвященного чаши: «да послал ... к тебе государю го¬товую серебряную чашу на досмотр, а цены государь просят осми рублев, а ниже того не дают, а за прежнюю государь большую чашу, что к тебе послана на досмотр и ту государь чашу без одиннатцети рублев не отдают».

Судя по переписке, Дионисий неоднократно покупал и заказывал для архиепископа столовое серебро - ножи, вилки - у усольских ремесленников. К сожалению, ни одного имени серебряников, в том числе и архимандритского сына, не указано.

Преемник архимандрита игумен Павел, а позднее и новый «заказной» устюжского архиерея введенский архимандрит Иов, также неоднократно выполняли поручения по закупке изделий усольских мастеров. Так, в 1694 году для архиепископа Александра Ивашка да Гришка Еремеевы дети Поповы «строили» 2 ставка ножей прорезных со сканью, финифтью и позолотой, «самым лудчим мастерством». «В подносы в пришествии великого государя» в феврале того же года игумен Павел должен был купить «разных ножичков…черенье рыбей кости с оправой серебряной ... и таких же черенья с оправой сканой с финифтью». Дело требовало срочности, поэтому игумену предписывалось «...буде самого доброго мастерства есть готового немешкая [прислать], а буде готового нет заставить мастеров тако ж не мешкая зделать».

В августе игумен снова покупает (теперь уже про архиерейский обиход) «у сольвычегодского посадского человека у Петра Швецовских» 50 ножей с серебряной чеканной оправой.

В 1700 г. через архимандрита Иова поповскому старосте священнику Ивану Барашкову для архиепископа Иосифа было поручено купить пять ставков, обложенных серебром «с роспискою финифтяною». «И по тому твоему преосвященного архиепископа указу, - отчитывается архимандрит, - зделал он староста ставок сканой с роспискою финифтяною со всем ножевым уборством ценою в дватцать в один рубль в тритцать в один алтын в 4 денги промеж финифтом .. .золочен ... да он же староста купил два ставка у дьячка Максима Буравкина один с ножевым уборством, оправа басмяная местами золочен, а другой золоченый басмянной клейма чеканные с роспискою финифтяною без ножей а зате оба ставка дано двадцать два рубли и рука продавца и с теми ставками мы ево…старосту к Устюгу Великому…выслали».

Устюжский архиерейский дом обладал значительным достатком. Согласно описи 1701 г. в отдельной палатке архиерейского дома хранилась казна: 1200 рублей, 199 золотых и 85 ефимков; серебряная посуда - стаканы, стаканцы, братины, братинечки, чашки, кружечки, стопы, кубки, ковшики, сосудцы, солонки, рассольники, ложки, чарки, общим весом 21 фунт 31 золотник. Тут же стоял ставик «а в нем десять ножей усольского дела да двои вилки, черенье рыбьи кости шадровой, жучки серебряные с финифтом золоченые, а около ставика всего оболочено серебром сканным с финифтом».

Архиепископ Александр, к примеру, имел 20 посохов, из которых один был целиком серебряный, четыре - с серебряными возглавиями, «яблоками» и трубками скаными, прорезными золочеными; один - с финифтью и семь - без указания материала, с золочеными возглавиями и яблоками. Нам неизвестно содержание ризницы, которую архиепископ Александр брал с собой «в архиерейский поход» и пользовался на своем московском подворье; скорее всего, именно в ней находились наиболее ценные богослужебные предметы, в том числе и с чернью.

Еще одно подтверждение наличия черневой утвари в личных вещах устюжских архиереев - протокол досмотра сундука покойного архиепископа Иосифа, управлявшего епархией в 1700-1718 гг. 4 января 1720 г. устюжский протопоп Савва Федоров объявил в Приказе, что в Москве, в доме дьяка Артемия Волкова, находится архиепископский сундук с деньгами и другим добром. Деньги (их оказалось 978 руб.) были изъяты в счет погашения долга владыки Иосифа казне; остальному имуществу составили опись.

Среди прочего в сундуке находились серебряные золоченые с драгоценными камнями иконы, ставники со столовыми приборами, медные чашки с финифтью усольского дела, ножи и вилки отдельно и «нож большой черен из рыбьей кости, оправа по концам серебря¬ная, золоченая, чеканного дела, да и у того ножа ножны обложены бархатом вишневым, по концам и в середине оправа серебряная золоченая с чернью».

Сведений о черневом ремесле начала XVIII века также крайне мало.

Сохранившиеся в архивах описи и отчетные документы церквей и монастырей Великоустюжской епархии показывают, увы, что черневые изделия в их убранстве - редкое явление.

В ведомости архиерейского дома «на всякий домовой мелкой росход» за 1719 г. есть запись о покупке «чернеди» на 2 алтына. Несомненно, речь идет о составе, который мастера заготавливали впрок, а затем, по мере надобности, использовали. Чернь иногда наносили и на выполненные другими мастерами изделия; в таком случае черневщикам дополнительно выдавались деньги на ее приобретение или варку. К примеру, в 1682 г. мастеру Оружейной палаты Трофиму Тимофееву для украшения серебряных изображений евангелистов на Евангелие Столобенского монастыря потребовалось на состав 6 алтын 2 деньги, а Ивану Яковлеву «для наводу двух чашек…которые зделаны к великому государю в хоромы»-5 алтын.

Кроме сольвычегодских Введенского и Благовещенского серебряной с чернью утварью в первой половине и даже в середине XVIII века обладало всего несколько из имеющихся 277 храмов епархии.

В «сказках» Троице-Гледенского монастыря за 1707 г. (коллекция РГАДА) дан перечень серебряной «кузни» (привесы к иконам, кресты, 2 чарки) с припиской «а болше у нас по переписным книгам 1700 года и после серебряной казенной посуды и справной серебряной збруи и ломаного серебра кроме освященных сосудов и церковных вещей ничего нет». В самой ранней (1729 г.) отложившейся в ВУФ ГАВО описи отмечено лишь три предмета с чернью: «дискос и два блюда сребрянные и вызолочены с чернедью». Остальные священные сосуды «под золотом», «чеканные белые» или просто «сребрянные». В какое время были «построены» эти реликвии, установить не удалось. К 1754 году монастырская ризница пополняется ковчегом - «а на нем вырезаны страсти Христовы с чернью, в нем два ящичка сребрянных, весом 2 фунта» и архимандритским крестом - «крест сребрянной с чернью, в нем святых мощы, по краям золочено».

Если Троице-Гледенский монастырь имел довольно скромный достаток (к тому же в это время в нем велось каменное строительство, и средств не хватало), то благосостояние Михайло-Архангельского монастыря не подвергается сомнению. Однако и в его хранилище найдется немного вещей, украшенных чернью. По описи 1750 г. (более ранних не выявлено) в алтаре и ризнице собора среди многочисленной серебряной утвари числятся: изготовленный в 1749 г. в бытность архимандрита Боголепа напрестольный ковчег «о трех ставах ... по сторонам четыре Евангелиста резные в клеймах, у нижнего става Вечеря, в среднем Положение во гроб, в верхнем Благовещение Богородицы под чернию», «три креста сребряные резные с чернью с мощами в том числе один под золотом бес черни» и один из четырех приборов Священных сосудов - «с чернью потир дискос два блюдечки звезда сребрянные не золоченые».

Кафедральному Успенскому собору в 1740 г. принадлежали напрестольный черневой ковчег и сосуды: «потир сребрянный позлащенный с просекными травами и клеймами черневыми дискос 2 блюдца сребряные жнезолочены, 2 блюдца резные золочены». Кроме того, Е ризнице хранились «2 рюмочки черневые весом 30 золотников».

В 1769 г. один из потиров записан как «старинной». Из новых приобретений лишь четыре лампады прeд местные образа, сделанные тщанием епископа Варлаама в 1756 и 1757 гг.: «во всех сих лампадах вставлены по три серебряные клейма, всего 12, в которых вырезаны черневою обронною работою Господские и Богоматери праздники, и между ними позолочено; в тех клеймах во всех весу 2 фунта 69 золотников с четвертью».

Ни одного черневого предмета, как это ни удивительно, не упоминается в описях 1744 и 1763 гг. устюжского «купеческого» Вознесенского собора. Практически вся утварь и священные сосуды здесь «серебряные белые резные, местами позолоченные». В описи 1763 г. выделены лишь два копия с украшенными финифтью рукоятками.

Между тем священные сосуды с чернью (потир, дискос, звездица, лжица, копие и два антидорных блюдца) имелись уже в 1743г.в Цылибской Рождественской церкви Яренского уезда. (Правда, только в ней, единственной каменной из всех яренских храмов, был такой богатый богослужебный «прибор»).

В описях церквей Лальского заказа за 1763 г. в четырех храмах встречаются священные сосуды с чернью, причем не только на серебре.

Так, в Воскресенском посадском соборе указаны «2 ковчега для содержания Святых Тайн, един сребрянной резной под золотом, а другой оловянный резной с чернию». Оловянными «со изображениями под чернью» священными сосудами, в т. ч. ковчегом, пользовались в Короваевской Архангельской церкви, другой ее прибор был также черневым, но серебряным. Серебряные с чернью приборы (дискосы, потиры, звездицы, блюдца, копия, лжицы) были еще в Викторовской Предтеченской церкви и Богоявленской церкви Лальска.

О бытовых черневых изделиях документальных сведений еще меньше.

Например, в огромном перечне имущества состоятельного устюжского купца и заводчика Ивана Яковлевича Курочкина (опись составлена в 1753 г.) из черневых изделий значатся только пуговицы: «числом 21» на ветхом камзоле и 36 - на теплом казакине.

Несмотря на скудость фактического материала, абсолютно все без исключения исследователи соглашались с тем, что устюжское чернение по серебру к середине XVIII века достигло значительных высот в своем развитии. Этот вывод основывался как на искусствоведческом анализе хранящихся в фондах известнейших российских музеев произведений устюжан, так и на том, что в 1744 г. из Устюга в Москву с целью возрождения заглохшего промысла был вызван 36-летний мастер Михаил Матвеев сын Климшин.

Проблема восстановления древнего московского ремесла заставила Главный магистрат искать мастеров буквально по всей России. Имя Климшина назвали устюжские купцы Василий Бабкин и Михаил Кушеверский, сдававшие на Монетный двор казну для переделки.

Купцы показали, что в Устюге есть «черневых дел мастера купцы Михайло и Андрей Матвеевы дети Климшины, из которых Михайло лутчей мастер и Осип Васильев сын Молоков, который ныне живет за своими нуждами у города Архангельского».

Представитель Сольвычегодска подьячий Иван Моисеев со своей стороны «объявил» имя купца Никиты Буравкина.

Выбор пал на Михаила. 31 января 1745 г. он отправился в столицу для обучения московских серебряников, в чем и преуспел менее чем за год.

Из произведений М.М.Климшина известен лишь посох, выполненный им по заказу устюжского епископа Варлаама в 1750 г. Табакерка 1764 г., хранящаяся в ГИМе и приписанная этому мастеру, не может быть его изделием, т. к. Михаил умер в 1754, а не в 1764, как считалось ранее.

На творчество Климшиных, по-видимому, немалое влияние оказывали выдающиеся устюжские иконописцы и художники, с которыми их связывали родственные и духовные узы. Семен Матфеев сын был женат на дочери Козьмы Иванова с. Березина и прихдился свояком Алексею Васильеву с. Колмогорову; Александр Семенов с. Климшин был кумом Козьмы Волкова. Браки заключались и внутри корпорации серебряников: Михаил Климшин был зятем Григория Молокова.

Третий несостоявшийся кандидат на поездку в Москву в 1744 г. Осип Васильев сын Молоков (1708 г. рожд.) -коренной устюжанин, проживал со своим семейством и работал вместе с отцом - Василием Федотовым и братом Григорием. Осип Молоков приходился двоюродным братом серебряникам Молоковым - Григорию, Ивану, Дмитрию и Якову, чьи имена упомянуты в книге 1-й Ревизии 1721 года. По возрасту он годился им, скорее в племянники, чем в братья: в 1744 г. Григорию было 72 года, Дмитрию - 69, Якову - 63, а Иван уже умер. Сыновья этих мастеров (Иван, Степан, Алексей, Осип) в 1744 г. находились в Сибири «по пашпорту», еще один был отдан в рекруты в 1741 году. В Устюге оставался лишь сын Якова Петр, который либо не занимался этим ремеслом, либо его уровень не устраивал купцов Бабкина и Кушеверского, поскольку они не вспомнили о нем в столице.

Судя по тесным кровнородственным связям серебряников, количество черневых дел мастеров никак не может быть ограничено тремя названными купцами в Главном магистрате.

Главной причиной такого забвения может служить отъезд мастеров из Устюга на заработки в другие города, а также их участие в различных торговых и географических экспедициях.

Известно, что мастером-черневщиком был составитель карты Алеутских островов Атту и Агатту (1745 г.) устюжский посадский человек Михаил Неводчиков: в книге «Хронологическая история открытия Алеутских островов, или подвиги Российскаго купечества» В. Берх писал, что ему показывали табакерку работы талантливого мореплавателя.

Потомственного серебряника Игнатия Мошнина к 1744 году уже не было в живых, а его сыну Алексею, знаменитому черневщику второй половины XVIII века, в 1744 г. исполнилось всего 23 года - слишком мало для наставничества.

У 52-летнего серебряника Силы Потапова в том же году двое сыновей находились на работах в Сибири, один отдан в рекруты, а младший - шестнадцатилетний - годился разве что в ученики или подмастерья. В Устюге оставались еще серебряники братья Кладовиковы и Василий Клестов с сыном Прохором, но они могли не заниматься тогда чернью или не иметь должного уровня.

Об известных во второй половине XVIII века черневщиках Осипе Торлове (1707 г. рожд.) и устюжанине Петре Жилине (1713 г. рожд.) сведений за 1744 г. не имеется в связи с тем, что Ревизская сказка за этот год сохранилась не полностью. Учитывая интерес устюжан к сибирскому рынку, можно предположить, что и они выехали «за Камень».

Выйдя на российский рынок и став популярной в столицах, во второй половине XVIII века устюжская «северная чернь» переживает качественно новый этап в своей истории. Он связан с открытием в Устюге первой фабрики черневых обронных и финифтяных изделий, организаторами и владельцами которой стали купцы Афанасий и Степан Поповы.

22 декабря 1760 г. братья получили разрешение на производство в своем доме «куриозных вещей, какие из заморя вывозятца», причем они брали на себя обязательство делать их «не точию против заморских, но и лучше». Так как новое дело (а в особенности строительство специального здания) требовало много времени, Поповы освобождались от всяких очередных служб, постоев и других общественных нагрузок.

Под строительство Поповым отвели землю по даче Михайло-Архангельского монастыря в Леонтьевском сельце (ныне городская черта) и смежной деревне Деревеньке. Из-за наводнения, причинившего огромные убытки дому и земле, фабрика в 1761 году не была построена, но некоторые работы (обучение мастерству двух подростков, выполнение устюжскими серебряниками заказов по договорам) уже начались.

В 1762 году устюжские купцы, рассерженные освобождением Поповых от мирских обязанностей, заявляли, что фабрика братьями заводится «не для пользы народной», а для «бегания» от городовых служб. Что же касается новизны и первенства в этом деле, утверждали обойденные устюжане, то «такого де искусства мастера в Устюге имеются и то художество производится из давних лет, а не внове де оное ... изобретенное».

Поповы и сами признавали, что «в городе Устюге такое мастерство разных чинов людми ... производится», однако, отмечали они, серебряники разобщены, работают «безо всякаго присмотру». «Нынешние мастера, - писали братья в Магистрат, - болшая часть ... самые подлые, почему от них в том художестве лутчему тщанию и снисканию быть не можно, ибо они едино препитание себе от того едва имеют, а не токмо то художество в лутчее состояние приводить, ...[и] ни один из них в твердости рисовать не обучен».

По справке за вторую половину 1772 года, фабрикой выпущено «разных вещей 223 по цене 1025 рублев 66 копеек, на покупку материалов серебра и золота и в строение употреблено 4338 рублев 54 коп., при отправлении мастерства за неимением купленных крепостных людей Великоустюжских купцов 32 человека».

В 1773 г. братья сообщают в Магистрат: «По заведении нами той фабрики уже в продажу производятся от ста рублей до двусот пятидесяти, от пятисот до тысячи рублей каждая вещь как-то в прошедшие годы и ныне на Ирбицкой ярмонге из оных вси цены действително за производство искусства в продажу были употреблены». Здесь же Поповы говорят и о немалом числе обученных «сим работам». В деле содержатся сведения о продаже изделий не только русским, но и иностранцам.

Исконные мастера, привлеченные Поповыми к выполнению заказов, работали, вероятно, под своим клеймом; новые выполняли изделия с «товарным знаком» УВФАСП - Устюга Великого фабрика Афанасия (и) Степана Поповых. Судя по тому, что предметы с этим клеймом можно встретить не только в Устюге и Сибири, но и в Москве, Петербурге, Ростове Великом и др. городах, можно сказать, что первое ювелирное предприятие работало довольно успешно. Качество продукции фабрики высоко оценивается современными специалистами: так, оклад Евангелия 1766 г., ныне хранящийся в фондах государственного музея г. Казани, по мнению искусствоведов, «может спорить с лучшими работами серебряного дела мастеров обеих столиц, а по выполнению черневых изображений намного их превосходит».

Во время пожара в ночь на 29 сентября 1776 г. заведение Поповых и их дом сгорели. Братья не смогли справиться с таким ударом; «пришли в несостояние и самую бедность и по сей причине означенная фабрика вновь заведена не была, а они Поповы в недолгом времени померли».

...Мастера продолжили работу в своих домах. В 1781 г. в градской земской избе была составлена ведомость «устюжским купцам и мещанам имеющим разным художественным мастерствам тож и ремеслам а кто имяны обозначены ниже» - всего 44 мастера, половина из которых занимались чернением по серебру. Наверное, именно тогда и появилось у устюжан прозвище - «черносеребренники».

17 февраля 1786 года в Устюге была открыта Серебряная управа. Первый ее голова, Иван Жилин, на церемонии открытия снабдил новое учреждение «ремесленным положением, значком, печатью и прочим потребным к должности их». Старшиной новой управы мастера избрали Алексея Гущина, старшинскими товарищами - Александра Климшина и Степана Молокова.

Серебряная управа вела учет своих мастеров, давала отпуска в другие города записанным в цех лицам, собирала подати и налоги, разбирала неправильные действия цеховых - штрафовала за подлог, некачественную работу. Для сбора налогов велись цеховые окладные реестры и ведомости.

Во второй половине XVIII века благодаря возросшему спросу на модные мелкие бытовые вещи - табакерки, флакончики и пр., «демократизации» данного ремесла, чернение по серебру становится массовым. В этом виде декоративно-прикладного искусства Устюг играет главенствующую роль, оказывая влияние на все известные центры производства черни, включая обе столицы; изделия устюжан пользуются вниманием среди знати и даже при высочайшем дворе.

Влияние устюжского черневого дела не ограничивается простым попаданием изделий на рынки: существует множество достоверных сведений о перемещениях устюжских серебряников по городам России. В Сибирь - «кормиться ремеслом» - неоднократно ездили представители всех известных семейств серебряников (а Никифор Афанасьев сын Пестерев в 1786 г. записался в посадские люди Якутска); кроме того, Молоковы работали в Архангельске, Климшины - в Вологде.

Петр Торокановский в 1751 г. брал паспорт на 4 месяца в Яренский уезд, Дмитрий Потапов и Петр Андреев Шубин - на 11 месяцев в город Хлынов (Вятку).

Устюжские мещане Михайло и Петр Петровы дети Жилины в 1788 году жили в Костроме и работали незаписанными в цехе, о чем в сентябре того года шесть мастеров сообщили в Ремесленную управу. В 1791 г. Устюжской управой из списка посадских людей исключен уехавший на жительство в Вологду Лев Афанасьев Пестерев. В 1797 году по указу Вологодской казенной палаты «перечислены» в Санкт-Петербургский серебряный цех Михайло Федоров Звездочетов с братом Иваном.

Выезды мастеров на постоянное и временное жительство в другие города продолжаются и в XIX веке. Александр Семенов сын Гущин отбыл в Архангельск, мастера Залесов, Гороховский, Хохлев (?) - в Санкт-Петербург, Моисеев - в Вологду.

Начало XIX века - новая ступень в развитии устюжского черневого серебряного дела, после которой начинается «движение по нисходящей», едва не закончившееся полным крахом этого удивительного ремесла.

По свидетельству Ремесленной Управы, в серебряном цехе в 1801-1804 гг. насчитывалось 40 мастеров, в 1807 - 31, 1811 - 36, 1821 и 1828 гг. - 43, 1830 - 27, 1833 - 26,1840 - 23, 1857 - 24, 1860 и 1880 - 20.

Эти цифры расходятся с показаниями Пробирной палатки, куда мастера предъявляли продукцию на клеймение. Так, в 1841 г. в течение года свои изделия пробировали: Илья Минеев (12 раз), Николай Мотохов (15), Алексей Ядрихинский (20), Михаил Кошков (9), Петр Беляев (18), Анна Шипицына (10), Петр Студенцов (10), Андрей Авраамов (3), Илья Игумнов (9) и Михаил Буш-ковский (3 раза).

В дальнейшем - вплоть до 1887 года - количество мастеров в списках Пробирной палатки колебалось от 9 до 12 человек.

Примерно такое же число мастеров называет топограф 1-й межевой роты Семен Васильев, составивший в 1841 году «Описание Великого Устюга». По его данным, в серебряном цехе состояли тогда 58 человек, из которых 8 были мастерами, остальные - подмастерьями и работниками.

Среди имен ремесленников начинают появляться и женские имена. Кроме упомянутой Анны Семеновой д. Шипицыной, мастерицы мелочных изделий (крестов, привесов к иконам, перстней, колец, серег), в Пробирной палатке получают свидетельства на производство или представляют свои изделия на клеймение вдова Маремьяна Иванова Селянина (1810 г.), Анна Пестерева (1810), Мария Екимова Пестерева (дочь серебряника Якима Пестерева; работала под своим клеймом «М.П.», упоминается в 1842, 1843, 1846, 1851-1853 годах), вдова Кристина Ядрихинская (1855 г.), девица Татьяна Васильева Попова (1862), вдова Пелагия Алексеева Студенцова (1862,1866), вдова Степанида Васильева Мотохова (1866, 1870, 1876, 1880), Мария Афанасьева Лобачева (1876), Мария Игумнова (1881—1887гг). В 1866 году из 12 человек, получивших в Пробирной палатке свидетельства, пятеро - женщины.

По подсчетам историка начала XX века В. П. Шляпина, всего в девятнадцатом столетии «золотых и серебряных дел мастерством» в Устюге занимались 133 человека; список этот, составленный на основании окладных книг, неполон, и может быть увеличен еще как минимум на 20 человек.

Подавляющее большинство серебряников работало «сам собой», семейно; редко - с одним, двумя работниками и учениками. Последние не были связаны с мастерами родственными узами или имели дальнее родство, просто знакомство. При приеме в ученики стороны заключали договор, по которому ученик обязан был «ремеслу обучаться прилежно и до показанного срока», вести себя примерно, не отлучаться от дома учителя и выполнять порученную ремесленную работу, а после срока обучения отработать на «хозяина» три года по установленной им плате.

Мастерские ремесленников находились в основном в их собственных или родительских домах, иногда - в арендованных помещениях.

Записи Пробирной палатки позволяют определить перечень выпускаемой серебряниками продукции: это супиры (кольца для салфеток), украшения, столовые приборы (ножи, вилки, ложки столовые, пуншевые, чайные, десертные, для соли), табакерки, посуда (ковши, чарки, уксусники, «стоканы», молочники), наперстки, детские рожки, культовые предметы (кресты, венцы, цаты, гривны, оклады, богослужебные сосуды и пр.) и т.д.

Становится более заметной специализация мастеров. Изготовлением культовых вещей в 40-е годы, к примеру, чаще всех занимаются А. Ядрихинский, П. Беляев, А. Аврамов.

Уже в 30-е годы XIX века ощущается острая нехватка сырья. Мастера, как в старые времена, в качестве основного материала вынуждены использовать «сплавленное» излома и выжиги серебро, иностранные монеты (пиастры), купленные у погорельцев мелкие слитки. В 1862 г. ремесленники писали в Пробирную палатку, что из-за недостатка серебра они почти прекратили «производство мастерства». Для продолжения работы по заказам устюжане, не имея средств на выписку материалов «на годовую препорцию», просили об отпуске 20 фунтов серебра из Санкт-Петербургского Монетного двора. На эту просьбу в Устюг из Вологодской Казенной палаты пришел ответ следующего содержания: «По недостатку серебра на Монетном дворе ходатайство их [мастеров] удовлетворено быть не может».

Нехватка сырья не только ставила мастеров в прямую зависимость от состоятельных заказчиков, но и заставляла их браться за самые разнообразные, в том числе и недорогие, работы. В 40-х - 60-х годах в церкви Вознесения мастера А. Ядрихинский, П. Беляев, А. Лобачев, В. Кладовиков, В. Романов чистили и чинили лампады, подсвечники, кадила, отбеливали и поправляли венцы и клейма и т. п. Алексей Ядрихинский за починку кадила в 1842 г. получил 5 руб. ассигнациями (1 р. 42 6/7 коп. серебром). Петр Сидоров в августе 1849 г. за отбеливание 30 венцов получил 1 рубль; в сентябре того же года он за 5 рублей изготовил медные оклады на образ Божией Матери. В 1860 г. за починку и отбеливание двух кадил Ардалион Лебедев заработал 1р. 50 коп. В 1883-1885 гг. Павел Сумороков в той же церкви занимается чисткой и серебрением риз и лампад, получает за работу от 1,50 до 10 рублей (в последнем случае - за серебрение 6 лампад).

В целом серебряникам удавалось поддерживать свое благосостояние, однако большого богатства никто из них так и не обрел.

«Окинув поверхностно фабрикацию устюжскую, -писал в 1841 г. Семен Васильев, - обратимся к ремеслам. Между ними более замечательна издревле знаменитая черневая работа на золоте и серебре. Бывший вологодский губернатор г. Брусилов об ней говорит: «Работа сия на позолоченной поверхности весьма хороша, но по недостатку правильности рисунка груба, впрочем, сделанныя вещи даже в самом Устюге продаются весьма высокою ценою. Но работа сия пред Московскою имеет то преимущество, что она гораздо крепче и дольше не линяет»... Благодетельное влияние правительства разкрыло важность рисунка, и мастера, кроме чистоты отделки, в чем также едва ли найдутся им соперники, кладут ныне тени по правилам живописи... Секрет прочности их работы остается за ними. Секрет скрывают как величайшую тайну».

В 1840 г. из 1563 предметов, представленных в великоустюгскую Пробирную палатку, 832 были выполнены черневщиками.

Стоимость вещей определялась качеством; устюжская работа практически всегда характеризовалась как «лучшаго мастерства», поэтому стоила дорого. Так, из ведомостей 1810 года известно, что изделия Ивана Петрова Жилина и Ивана Александрова Островского расценивались по 1,50 руб., Федора Климова Бушковского - от 1,60 до 1,65 руб., Якова Герасимова Моисеева - от 1,50 до 1,70 руб. за золотник.

В начале 40-х гг. устюжское черневое серебро продавалось по 2,50 руб. ассигнациями за золотник, тогда как московская работа стоила 1,60 руб., считая и лаж. В 1848 г. самая лучшая черневая работа, выполненная из материала мастера, стоила 71 коп. серебром, из материала заказчика - от 50 до 53 копеек за золотник; «посредственная» - соответственно от 50 до 60 и от 30 до 40 копеек за золотник.

Украшенная чернью продукция устюжан экспонируется и продается на выставках, но представляют ее не сами мастера, а заказчики-купцы. К примеру, на выставке 1837 года в Вологде черневые изделия устюжских серебряников были представлены купцами Казаковым и Грибановым. С небольшой партией своих изделий на выставке участвовал только мещанин Жилин.

В конце 40-х годов интерес к устюжским изделиям заметно упал; промысел начал угасать.

Причин этого было несколько. Во-первых, уже к первой четверти XIX века почти не осталось мастеров-виртуозов конца восемнадцатого столетия. Большинство скончались, будучи еще относительно молодыми.

Во-вторых, признавая качество отделки, разборчивый покупатель не находил в предлагаемых ему изделиях изящества и композиционной живости. В середине XIX века новые мастера, воспитанные в старых традициях, в своем творчестве неизменно повторяли многократно использованные рисунки и формы.

Критики-современники считали, что «устюгские мастера, известные своим искусством в целой России, не имеют вкуса и хороших рисунков, от чего приготовленные ими вещи черневой работы не могут иметь надлежащей цены». В защиту устюжан в 1848 г. на страницах Вологодских губернских ведомостей выступил Н. Шипулин; обвинение устюжских мастеров в отсутствии у них необходимых качеств он находил поверхностным и несправедливым. «Виноваты в данном случае не мастера, - рассуждает автор, - а деньги. Кто платит за работу дешевле, тот, само собой, получает и вещи проще, напротив, кто ценит труд и вознаграждает его достойным образом, тот может быть уверен, что и работа будет лучшим образом выполнена, и самые рисунки будут избра¬ны со вкусом и отличны по черневой отделке». Как пример высокого класса работы Шипулин приводит чарки, изготовленные Ильей Минеевым, на одной из которых был изображен Архангельск, на другой - божества из римской мифологии: «чистота работы необыкновенная, мелкие части сделаны превосходно и надобно удивляться верности глаза и руки».

Шипулин считал, что упадок промысла происходил от бедности мастеров: не имея хорошего состояния, те не могли иметь в запасе надлежащего количества серебра и материалов, необходимых для производства.

Сами устюжане основной причиной называли отнюдь не бедность и недостаток, а растущую конкуренцию, прежде всего со стороны возникающих в столицах ювелирных предприятий. «Затруднительность сбыта» в связи с производством черневых вещей в Москве и Туле отмечалась губернской прессой уже в конце 30-х годов XIX века.

Предметы с «чернедью», изготовленные иногородними мастерами, находили покупателей и в Устюге, и в уезде. Так, еще в самом начале XIX века, в 1802 году, для церкви Вознесения в Москве были куплены напрестольный золоченый с черневыми клеймами и короной крест за 140 руб. и дароносица серебряная за 25 рублей. В 1804 г. для Ивано-Богословской церкви заказана и сделана в Москве серебряная золоченая риза «на образ Спасителев ... в ней весу с венцами 1147 золотников ... отдано 435 руб. 86 коп.», а в 1805 г. куплены венцы на образ Трех Святителей и Димитрия Ростовского на сумму 28 рублей 86 копеек. В сентябре 1807 года лальский купец Федор Аврамов купил на Макарьевской ярмарке для Антипинской Троицкой церкви «сребряной с позолотою и, с чернью сосуд с дискосом и звездой лжицей и со двумя блюдцами ... с позолотою по цене за все 150 рублей 20 копеек» и кадило белое за 38 рублей.

Остается только гадать, почему сами устюжане, большие патриоты, предпочитали приобретать церковную утварь не местного производства.

Отсутствие спроса на потерявшие к середине века «ход и славу» устюжские изделия, мастера видели в дешевизне фабричных изделий.

С их мнением соглашается в 1853 г. и устюжский городничий. В ответе на запрос губернатора о состоянии промысла он говорит, что в то время, как свои мастера не имеют постоянных заказчиков, жители города и уезда, «имеющие нужду в черневых изделиях, стараются купить таковые или в Нижегородской ярмарке, или в Москве, или даже у мелочных торговцев, вообще там, где подешевле, не разбираясь в чистоте и прочности работы. Прежде Бушковский производил черневые работы каждогодно на 300 рублей, Мотохов на 175 и Минеев на 100 рублей серебром, теперь же, за отсутствием заказов, производство вынуждены прекратить... Чтобы поддержать мастерство, необходимо нанимать этих мастеров делать черневые работы поштучно, предоставляя им и весь необходимый материал для работы».

В начале 50-х годов XIX века черневым промыслом занимались, по сообщению городничего, только 4 мастера - Михаил Кошков, Николай Мотохов, Михаил Бушковский и Илья Минеев. В 1856 г. из 12 мастеров серебряного цеха чернением занимаются только двое - Кошков и Мотохов. В 1857 и 1868 гг. в цехе числятся Илья Минеев с сыном. В течение последующих почти трех десятков лет М.И. Кошков является единственным мастером, владеющим секретом устюжской черни, которая, по отзывам современников, «от времени не тускнела, а делалась ярче и изнашивалась вместе с металлом».

Михаил Иванович Кошков, «природный устюжанин», родился в 1816 году в семье черневщика Ивана Алексеева Кошкова. Рано оставшись сиротой, он попал в обучение к Александру Иванову Жилину и уже к 19 годам достиг значительных успехов. Звание мастера цеховой мещанин Кошков получил в 1838 году. В «Ведомости о пошлинах» за 1841 г. указывается, что «Михайло Кошков» проживал во второй части Устюга, в 96 квартале в своем доме (№ 1855), а мастерская его находилась в 101 квартале в доме мещанина серебряника Степана Минеева (№ 1948). В доме «родителя своего» трудился и другой знаменитый мастер черни - Илья Минеев. Поскольку уже в это время Кошков работает под своим клеймом и сдает изделия в Пробирную палатку самостоятельно, можно сделать вывод, что работа в доме Минеевых была временным явлением. В Ведомости 1843 года уже сообщается, что мастерская Кошкова расположена в его собственном доме.

Михаил быстро идет в гору и как ремесленник, и как предприниматель: в 1847 году под его началом работают 7 подмастерьев и несколько учеников. Упадок промысла, казалось, не отразился на состоянии дел Кошкова. Работая по заказам купцов Грибановых, он получает 1200 рублей в год; изделия Кошкова благодаря его участию в мануфактурных и прочих выставках становятся известными при Дворе. В 1853 г. мастер удостаивается Высочайшего одобрения за представленные черневые предметы и получает заказ на изготовление столовых приборов. В счет уплаты в виде задатка Кошкову выплачивается 500 рублей серебром. Заказ был выполнен в 1854 году и лично представлен императору; при этом «за тщательность отделки ему изъявлена благодарность Его Величества, что удостоверено свидетельством за подписью Министра Императорского двора от 27 августа 1854 г.», писал в 1910 году «Русский Север».

В 1871 г. Михаил Иванович выполнял заказ императрицы Марии Александровны, а в 1882 «имел счастие поднести собственнаго изделия серебряныя с чернью вещи» Александру III, за что в очередной раз был удостоен личной благодарности императора. Покупали изделия мастера и делали заказы великие князья Алексей Александрович и Владимир Александрович, другие знатные путешественники, посетившие Устюг в 70-90-е годы XIX века.

В 1885 г. на городской выставке изделий местного производства, устроенной в честь прибытия в. к. Владимира, М. Кошков в качестве подарка вручил гостю запонки, чайную ложку и наигольник. Владимир Александрович «изволил» купить у мастера 6 кофейных ложек с рисунками разных местных животных, сахарные щипцы и вилочку для лимона.

Здесь же, пишет Шляпин, старый мастер демонстрировал великому князю стойкость своей черни: «Поднес он к нему пробу - серебряную пластинку в вершок длины и полвершка ширины. На пластинке был черневой рисунок. В присутствии князя Кошков стал молотом ударять по этой пластинке и половину ее расплющил так, что она удвоилась, то есть стала вдвое длиннее и вдвое шире прежней, причем равномерно стал вдвое больше и рисунок, покрытый чернью, и чернь не попортилась нисколько, а вместе с пластиной раздалась ... и от пластинки ни малейшая частичка черни не отпала».

Прославленный черневщик представлял искусство устюжан не только на губернских и всероссийских, но и на международных выставках. На всемирной выставке в Лондоне (1851 г.) за свои изделия Кошков получил медаль и похвальный лист. Приглашали мастера участвовать во всемирных выставках в Париже (1867 г.) и Вене (1873 г.).

«Работа этого мастера, - сообщается в «Сведениях о состоянии промышленности в г. В. Устюге» за 1879 г., - имеет большой вес и особенное значение за искусственную обделку вещей». Будучи человеком глубоко религиозным (Кошков более 30 лет исполнял обязанности старосты при церкви Иоанна Праведного, за что неоднократно отмечался Св. Синодом и получил сереб¬ряную медаль), Михаил Иванович подходил к изготовлению бытовых предметов с тщательностью иконописца. К примеру, перед приготовлением состава черни он определенное время постился, специально мылся в бане. Вместе с тем знающий цену и своим изделиям, и себе мастер прослыл человеком гордым. На участие в выставках он редко соглашался с первого раза и, кстати, был не единственным упрямцем среди устюжан.

В 1866 г. уездный исправник в рапорте о ходе приготовлений к Парижской выставке сообщал губернским властям, что «Кошков, хотя и соглашался сперва изготовить изящную черневую работу, но впоследствии отказался по болезни своего старшаго работника, который и теперь болен».

Не получив поощрения от устроителей Вологодской сельскохозяйственной выставки, Михаил Иванович наотрез отказался представить свои изделия на мануфактурную выставку в Санкт-Петербурге (1870 г.); прохладно отнесся он к предложению участвовать в Венской выставке (в подписке о получении приглашения мастер лаконично ответил: «слышал») и в Московских выставках 1872 и 1881 годов.

В 1879-1880 гг. в Устюге работали 10 серебряных и золотых дел мастеров, общий заработок которых лишь вчетверо превышал годовой доход одного Кошкова, «за старостию и болезнью» принимавшего заказы лишь на поделочные изделия - запонки, чайные ложки и т. п.

Кроме Кошкова, в начале 80-х годов XIX века в Устюге «серебряным под чернядью мастерством» занимались находящиеся под надзором полиции ссыльные черкесы Ибрагим-Ага-оглы и Магометали-Цигля-оглы. Свою продукцию черкесы сбывали в городе, в связи с чем в 1880 г. им было отказано в казенном пособии на одежду, на которое они претендовали.

На склоне лет Михаил Иванович Кошков успел передать секрет мастерства своему внуку. В 1896 году С. Д. Шереметьев - знаток и ценитель русского искусства, лично знавший устюжского умельца, писал М. П. Чиркову: «С глубоким сожалением прочел я весть о кончине Вашего деда, Михаила Кошкова, и в то же время с радостью принял к сведению, что в лице Вашем нашелся преемник, продолжатель знаменитого старинного мастерства, в котором был так искусен Ваш дед».

2. История художественного промысла Северная чернь».ХХ-нач.XXI в. Создание и развитие предприятия «Северная чернь»

К началу XX века многие народные художественные ремесла пришли в упадок, не выдержав конкуренции с дешевыми фабричными изделиями, некоторые из них полностью исчезли, как например, сольвычегодская эмаль. «Северной черни» удалось избежать забвения, ее производство не прерывалось, вследствие чего практические секреты мастерства сохранились до наших дней.

В Великом Устюге с 1852 года лучшим представителем древнего промысла был Михаил Иванович Кошков (1816-1896). Он долгое время хранил секрет прочности серебряных изделий с чернью. Будучи известным мастером и гордясь своими знаниями, он тщательно выбирал себе преемника. Все сыновья М. И. Кошкова умерли в младенчестве или малолетстве, поэтому до 1885 г. М. Кошков обучил своему искусству внука, Михаила Павловича Чиркова. В большой семье Чирковых было четыре сына, Михаил - третий сын, он родился 17 сентября 1867 года. Одиннадцати лет Михаил Чирков поступил в ученики к свому деду. 5 апреля 1885 года закончилось восьмилетнее ученичество, в этот день он самостоятельно выполнил первый подстаканник с художественной гравировкой и получил звание мастера серебряного цеха. В дальнейшем при изготовлении собственных изделий Михаил Чирков долгое время подчеркивал, что является последователем признанного мастера. Ставя на серебряных предметах свое клеймо «МЧ», он неизменно добавлял клеймо: «преемник» «Кошкова». М. П. Чирков состоял в числе серебряного цеха мастеров Устюжской Ремесленной Управы. Был выборным Старшиной цеха в 1887 году и с 1897 по 1906 год. В декабре 1906 года от Великоустюгского Ремесленного общества получил благодарность за одиннадцатилетнее полезное служение.

После смерти Михаила Павловича Кошкова знаток и ценитель русского народного искусства граф С. Д. Шереметьев в июне 1896 года писал М. П. Чиркову: «Желаю вам успеха в дальнейших ваших начинаниях на пользу и процветание исконного устюжского искусства, поддержать которое есть долг истинно русских людей». Очень актуально пожелание графа, уже в начале XX века у М. Чиркова мало заказов, и они в основном случайные. В связи с этим мастер свои изделия относит на продажу к Дербеневым и Полдневу, имеющим магазины, «где художественное произведение отдает за четверть цены». Заработок его составляет примерно семь гривен в день. К этому времени у М. П. Чиркова большая семья: жена, Софья Дмитриевна, три сына и три дочери. В 1910 году в газете «Русский Север» поднимался вопрос о поддержании М. П. Чиркова заказами и в его лице устюжского искусства черни.

На основании декрета ВЦИК и СНК от 10 ноября 1917 года, предписания Великоустюгского объединенного центрального комитета Советов от 17 февраля 1918 года приговором Ремесленного общества на собрании цеховых мещан 24 марта 1918 года Ремесленная Управа былаупразднена. Все имущество и капиталы были переданы в ведение городского самоуправления.

После этого мастера продолжали работать самостоятельно как кустари. М. П. Чирков проявлял большое беспокойство о судьбе уникального промысла. В одном из писем в 1922 году он писал: «В настоящее время я остаюсь без работы, нет серебра и других материалов, а купить невозможно, не знаю, как и будет, похлопочите о поддержании нашего древнего искусства, чтобы оно не погибло, как исчезла финифтяная работа». М. П. Чирков работал в это время с сыновьями.

Первая попытка возрождения промысла чернения по серебру в XX веке в Великом Устюге была предпринята в марте 1929 года. Все началось с создания кооперативной промысловой производственной артели под названием «Экспортная мастерская «Северная чернь». В артели на¬чали работать четыре человека. Техническим руководителем стал мастер Михаил Павлович Чирков, с ним работали его сын Петр и мастер Василий Григорьевич Батин, заведующим мастерской был Д. Г. Давидович. Мастерская входила в состав Великоустюжского райпромсоюза и Северо-Двинского союза многопромысловой кооперации. В 1928 году М. П. Чирковым были изготовлены образцы предметов, украшенных черневым рисунком для показа в Москве. Изделия мастера всем очень понравились, и Всекопромсовет решил поддержать черневоепроизводство, вследствие чего был заключен договор с Северо-Двинским промсоюзом о поставках серебра в Ве¬ликий Устюг. С самого начала организаторы мастерской испытывали большие затруднения, остро ощущалась нехватка денег, задерживалась поставка драгоценных металлов, не хватало и других необходимых материалов, не было постоянного помещения для работы. В течение 1930 года артельная мастерская неоднократно распадалась и лишь при активной поддержке промсоюза смогла продолжить свою работу. По решению правления Северо-Двинского промсоюза под мастерскую «Северная чернь» предоставили помещение, мастеру Батину В. Г. установили месячную ставку 120 руб., Чиркову М. П. - 150 руб., Маевскому предложили работать сдельно по выработанным расценкам. Организационному отделу поручалось срочно подыскать для мастерской учеников; оперативному отделу - составить смету на содержание учебно-показательной мастерской. В итоге для работы было получено 18 кг серебра и выделено 15 тыс. рублей на оборудование мастерской. С 1931 года были набраны первые молодые ученики: Саня Гладышева, Граня Угловская (Калашникова), Коля Щелкунов, Маруся Угловская (Сычева), Паша Угловская (Насоновская), со следующего года добавились Заварина Фрося и Подсекина Мария. В протоколе производственного совещания мастерской «Северная чернь» от 6 декабря 1931 годаотмечается, что, несмотря на недостаток инструментов, изношенность оборудования, плохое освещение и холодное помещение (работали в шубах), а также «и малый срок обучения (2-5 месяцев) ученики сделали большие успехи, особенно Щелкунов, работы которого уже пущены в товар, что, очевидно, нужно отнести за счет одаренности их». В ноябре 1932 года были аттестованы первые семеро подмастерьев-граверов. К сожалению, Николай Щелкунов вскоре ушел из артели на работу в Михайловские мастерские. Коллектив продолжал пополняться учениками, которые стремились как можно быстрее и лучше овладеть ювелирными профессиями. Основной сложностью в обучении было то, что ученики не умели рисовать и испытывали очень большие трудности при гравировке сложных «видовых» изображений. Лучше всего получались цветочные орнаменты. В артели изготовляли простые предметы по образцам Чиркова и по рисункам, сохранившимся от предшествовавших мастеров. В 1932 году мастерская переехала из дома по ул. Дежнева (бывшей Липовской, 18) на Советский проспект, д. 183, где находилась по 1939 год. К этому времени в артели сдельно работали два приезжих ювелира. Мастерская постепенно увеличивала выпуск продукции. Если за 1931 год было выработано продукции только на 6000 руб., то в 1932 году за первый квартал было сделано 197 изделий на 2400 руб., а за второй - 566 изделий на 8100 руб.

Пройдя период становления, обновленный состав 11 января 1933 года вместо «Экспортной мастерской» создает крепкую артель «Северная чернь». Зарегистрированными учредителями стали семь человек: Давидович Д. Г., Батин В. Г., Мелентьева М., Угловская М., Заварина Ф., Хохлова Л., Чирков П. Был принят устав, выбрано правление, ревизионная комиссия и председателем - Д. Г. Давидович, который вскоре уехал. После него в 1934 году руководить артелью рекомендовали Сергеева Михаила Львовича. Для всех регистрируемых в то время в стране артелей был разработан и отпечатан в Москве новый устав. В нем обязательным условием было отсутствие среди учредителей артелей родственников, а именно, что учредители «в браке между собой не состоят. Родителей и детей, братьев и сестер, дедов и внуков в составе учре¬дителей нет.» В связи с этим требованием среди учредителей артели «Северная чернь» не оказалось Михаила Павловича Чиркова. Видимо, он предпочел включить в основной состав своего сына Петра, надеясь, что тот продолжит семейное дело. Секретом состава и припуска черни по-прежнему владел лишь Михаил Павлович. 19 января 1933 года Устав артели был зарегистрирован, по нему основной задачей артели являлась организация и развитие черневого промысла в городе Великий Устюг. Высшим органом управления артели было общее собрание, исполнительным органом - правление.

Организованная артель вошла в состав Великоустюгского межрайонного союза многопромысловых кустарно-кооперативных артелей «Промсоюз». «Северная чернь» выполняла заказы для торговых организаций страны: Совинторга, Ювелирторга и Интуриста.

Однако надежды старого мастера не оправдались, Петр ушел из артели, так и не узнав все тонкости древнего искусства. Мастер В. Г. Батин умер в 1934 году, уехали два приезжих ювелира. В 1933 году на работу в артель был принят Корсаков Георгий Николаевич - мастер по чеканке и золочению. В артель приходили новые ученики, но, как и прежде, их обучали только граверным и ювелирным специальностям. Между тем Михаил Павлович Чирков был уже в преклонном возрасте и перед ним встал вопрос о сохранении промысла, а, значит, о передаче древней технологии кому-то из последователей. В документе Промсоюза от 23 июня 1934 года имеются сведения, что секрет приготовления черни и припуска ее «в настоящее время согласно договора, заключенного Союзом со спец. Чирковым, <...> передан двум рабочим артели. У рабочих имеется с артелью договор на работу в артели не менее двух лет и обучению двух учеников...» Промсоюз в знак признательности установил М. П. Чиркову пожизненную пенсию.

Одним из учеников М. П. Чиркова вновь стала Мария Алексеевна Угловская (Сычева) - гравер артели. Решением правления артели о премировании ударников производства в день 8 Марта 1933 года как лучших ударниц награждали мануфактурой на платье Угловскую Павлу «за активное отношение к своей учебе» и Угловскую Марию «за быстрое усвоение сплава черни и припуска черни». Таким образом, уже к марту 1933 года Мария Угловская освоила второй процесс и могла выполнять не только граверные, но и черневые работы. В декабре 1934 года она получила звание мастера черневого производства.

Мария Алексеевна с большим уважением и любовью отзывалась о М. П. Чиркове, она с теплым чувством вспоминала о его чутком и исключительно внимательном отношении к ученикам. «Он помог мне в сравнительно короткий срок овладеть секретом составления черни. Через два месяца у меня получилась первая удачная плавка. После стала работать уже самостоятельно. <...> Очень многим я обязана Михаилу Павловичу, который помог мне овладеть сложной техникой черневого дела», - писала М. П. Угловская в 1935 году.

Впоследствии знание всего процесса изготовления черневых изделий позволило ей стать заведующей производством. В 1943 году М. А. Угловская была избрана председателем правления артели «Северная чернь». Она показала себя не только хорошим мастером, но и способным руководителем, пользовалась заслуженным авторитетом среди артельщиков.

После перехода М. А. Угловской (Сычевой) на руководящую работу мастером по изготовлению и припуску черни стала Манефа Дмитриевна Кузнецова. Она училась у М. П. Чиркова и у М. А. Угловской граверному и черневому делу. Через семь месяцев Манефа Дмитри¬евна стала работать самостоятельно. М. Д. Кузнецова очень успешно освоила это художественное ремесло, особенно процесс составления черни. С 1938 года Манефа Дмитриевна самостоятельно составляет и плавит чернь. С 1946 года работает мастером-бригадиром черневого процесса.

За хорошую работу Манефе Дмитриевне Кузнецовой был присвоен диплом мастера 2-й степени, она неоднократно награждалась почетными грамотами и денежными премиями.

Условия труда рабочих артели в 1930-х - 40-х годах оставляли желать лучшего. По цехам процессы не были разграничены. В общих мастерских находилась граверная и лаборатория, здесь же выполняли и другие процессы, за исключением кузнечных (кузнечный горн находился во дворе мастерской). Механизация отсутствовала, все работы выполнялись только вручную

Чернь варили на древесном угле. Пыли и грязи от него было предостаточно, вспоминала М. Д. Кузнецова. Варили чернь на глазок, вентиляции не было, ходили черные от сажи. Измельчали чернь в ступке, большие куски разбивали зубилом.

Ассортимент изготовляемой продукции был небольшой: 1933 год - 11 наименований; 1934 год - 7; 1936 год - 7; 1937 год - 6; 1938 год - 8 и так далее. Все это отрицательно сказывалось на выполнении артелью производственных планов. Например, с плановым заданием 1935 года артель справилась только на 54,2%, и работа артели была признана неудовлетворительной. С производственными планами артель не всегда справлялась и в последующие годы.

Придавая исключительное значение развитию старинного художественного промысла чернения по серебру в городе Великий Устюг, президиум Всекопромсовета 9 октября 1935 года вынес специальное постановление, в котором указывалось, что:

а) для подготовки квалифицированных кадров приартели организовать профшколу, на оборудование которой из фонда Всекооппромсовета отпустить 25 ОООрублей;

б) Институту художественной промышленности отобрать двух талантливых учеников, оканчивающих художественный техникум, и направить их в артель «Северная чернь» для приобретения опыта у мастера Чиркова М. П.;

в) ассигновать артели безвозвратную ссуду из средств Всекооппромсовета 10000 рублей на изготовление художественных образцов (использовать имеющиеся лучшие старые образцы и создавать новые);

г) создать необходимые условия знаменитому мастеру черневого дела М. П. Чиркову.

Некоторые пункты этого постановления были осуществлены лишь с течением времени, что-то не получило воплощения, но необходимый задел для дальнейшего развития промысла был сделан именно в эти годы.

Совещанием представителей Института художественной промышленности от 26 сентября 1936 года артели был предложен следующий ассортимент изделий.

В первую очередь: наперстки, ложки чайные, ложки десертные, мундштуки из мамонтовой кости в черневой оправе, широкие браслеты;

во вторую очередь: кольца для салфеток, портсигары, запонки.

Из года в год увеличивался рост валовой продукции артели.

Большую роль в развитии промысла «северная чернь» сыграл художник Великого Устюга, заслужен¬ный деятель искусств РСФСР Шильниковский Евстафий Павлович. Многие годы он был художественным руководителем артели. Если М. П. Чирков заложил высочайшее качество серебряных предметов с чернью, то Е. П. Шильниковский поднял художественный уровень изготовляемых изделий

Шильниковский Евстафий Павлович учился в Петербургской Академии художеств в мастерской профессора, академика В. В. Матэ - выдающегося мастера гравюры и офорта. После смерти В. В. Матэ и революционных событий 1917 года Евстафий Павлович вернулся в Великий Устюг. Здесь он трудился на различных поприщах в качестве художника, часто совмещая несколько работ. Вероятно, уже в это время Шильниковский проявлял интерес к «северной черни» и, возможно, пробовал себя как гравер. После создания артели «Северная чернь» и получения от Разнопромэкспорта тематического заказа для Китая возникла настоятельная потребность в помощи артельщикам профессионального художника. К работе был привлечен Шильниковский, который начал создавать эскизы новых рисунков. Это было непросто - от станковой гравюры перейти к прикладному искусству, где большую роль играет форма предмета, а также согласованность формы и рисунка. Евстафию Павловичу удалось перестроиться на новое направление в творчестве. Он разрабатывает изделия, разнообразные по тематике, характеру декоративного оформления, современные по стилю, но с учетом особенностей народного промысла «северная чернь». Опираясь на художественные традиции и приемы русских мастеров черневого дела, Шильниковский находит удачные решения сюжетных и орнаментальных композиций. Однако во многих его работах сохраняется отпечаток академических знаний реалистического искусства. Художественное влияние Евстафия Павловича Шильниковского напрямую или опосредованно отразилось на творчестве всех мастеров, работавших как рядом с ним, так и после него. Все граверы артели прошли школу мастерства у Е. П. Шильниковского, лучшие из них в дальнейшем пробовали себя в создании рисунков.

Первый большой заказ выполнили в 1935 году для Западного Китая - «Синьцзянскую серию». 130 пред¬метов были украшены стилизованным китайским орнаментом. Для Всемирной выставки в Париже в 1937 году была сделана «Пушкинская серия», приуроченная к юбилейной дате - столетию со дня смерти поэта. За ее изготовление артели была присуждена Большая золотая медаль и диплом. На Всемирную выставку в Нью-Йорке в 1939 году артель отправила 32 предмета, украшенные изображениями на тему «Открытие Северного полюса». К юбилею баснописца И. А. Крылова были изготовлены 32 изделия с черневыми рисунками.

Из года в год увеличивалось количество мастеров и учеников в артели.

Были периоды, когда, кроме выработки основных серебряно-черневых предметов, артель занималась изготовлением и других изделий. Так, например, при артели был создан цех по изготовлению искусственных цветов. Но, не находя сбыта цветов, постановлением общего собрания членов артели от 28 ноября 1937 года, цветочный цех был частично расформирован, в нем остались лишь три человека.

Во исполнение решений 17 пленума и бюро Вологодского обкома ВКП(б) от 29 сентября 1945 года «об увеличении выпуска товаров широкого потребления...» постановлением Оргбюро облхудожпромсоюза от 18 октября 1945 года цветочное производство в артели было вновь восстановлено. Но ненадолго. Примерно к концу 1946 года изготовление цветов как совершенно не связанное с ювелирно-граверным производством было прекращено.

В 1948 году в артели было организовано производство предметов массового потребления из алюминия и других металлов как более дешевых и доступных населению. В дальнейшем специальным постановлением президиума Росхудожпромсоюза от 16 сентября 1952 года «О специализации артелей Росхудожпромсоюза на производстве художественных изделий и об освобождении их от производства продукции нехудожественного профиля» было снято с производства изготовление алюминиевых предметов и передано в металлообрабатывающую отрасль.

С этого времени артель все внимание сосредоточила на изготовлении только серебряно-черневых изделий.

Постановлением президиума Великоустюгского промсоюза от 31 декабря 1938 года на основании решения президиума облпромсовета от 25 декабря 1938 года артель «Северная чернь» была выделена из состава Великоустюгского промсоюза и введена в состав Вологодского областного союза промысловой кооперации «Облкультгалпромсоюз».

В годы Великой Отечественной войны (1941-1945) артель, как и вся страна, переживала трудный период.

Почти до минимума сократилось снабжение серебром. Большая часть рабочих ушла на военный и трудовой фронты. Артель изготовляла небольшое количество серебряно-черневых ложек, а также латунные посеребренные ложки с гравировкой на черенке, омедненные ложки, миски, кружки, лыжные палки.

Какой-то период артель «Северная чернь» была объединена с артелью «Красный музыкант». В 1943 году произошло разделение артелей. 16 июня постановлением общего собрания членов артели была вновь организована самостоятельная артель «Северная чернь». Этим же собранием избрано новое правление в составе пяти человек и ревизионная комиссия в составе трех. Предсе¬дателем артели была избрана Сычева (Угловская) М. А., заместителем - Калашникова Г. И.

С момента выделения артель «Северная чернь» занималась выпуском художественных изделий, посуды и домашней утвари, металлической галантереи, ремонтом металлических изделий и переработкой отходов металлов (отчет о работе артели с 1июня 1943 года по январь 1944 года).

Приказом Уполномоченного управления промкооперации при СНК РСФСР по Вологодской области за № 145 от 16 июля 1943 года артель была принята в непосредственное подчинение Управления промкооперации при СНК РСФСР. Этим же приказом был утвержден Устав артели.

Послевоенный пятилетний план был выполнен почти на 150%.

Артель вырабатывала кубки, браслеты, ложки столовые, чайные и десертные, вилки, ножи, брошки, застежки, запонки, пудреницы, стаканчики, спичечницы, наперстки, кольца, подстаканники, портсигары, медальоны, браслеты к часам и другие изделия, украшенные черневым рисунком.

Согласно постановлению правления облпромсовета от 17 ноября 1950 года артель была передана в ведение Вологодского облкультпромсоюза.

В связи с организацией Республиканского союза художественных промыслов (Росхудожпромсоюз) общее собрание членов артели 10 апреля 1952 года постановило:

1. Просить Вологодский облкульпромсоюз исключить артель «Северная чернь» из членов Вологодского облкульпромсоюза.

2. Просить Оргбюро Республиканского союза художественных промыслов принять артель в члены союза.

3. Поручить правлению артели подать заявление о вступлении артели в данный союз.

Таким образом, с апреля 1952 года артель вошла в состав Республиканского союза художественных промыслов. С этого времени артели оказывается постоянная помощь в плановом снабжении серебром и в развитии творчества художников и мастеров. Уделяется внимание пополнению артели кадрами молодых специалистов - выпускников Красносельского училища художественной обработки металлов. Так, в 1952 году на должность зав. производством был назначен приехавший выпускник училища Вязников Михаил Николаевич, в 1953 году приступила к работе художник Князькина (Тропина) Елизавета Федоровна, в 1955 году стала бракером ОТК Морозова Валентина Николаевна, в 1957 году приехала Курочкина Татьяна Викторовна, которая с 1958 года возглавляла граверный цех, в 1961 году - художник Чернов Александр Степанович. Позднее, в 1966 году был принят на работу художник Шорохов Владимир Павлович, в 1968 году - художник Каретина (Бобылева) Людмила Мефодиевна. С 1972 года работает художник Меньшикова Людмила Сергеевна, тоже окончившая по направлению фабрики Красносельское училище художественной обработки металлов. Так постепенно происходило «насыщение» профессиональными художественными кадрами народного промысла «северная чернь».

Артели необходима была реконструкция. Уже в 1940году сметой в размере 50000 рублей было предусмотрено обновление основных производств артели.

В соответствии с ходом (потоком) производства в проекте была указана планировка оборудования и рабочих мест механического и граверного цехов.

Так, в комнате № 1 при входе в здание располагалась заготовительная мастерская. Здесь же металл резался и вальцевался.

В комнате № 2 производились заготовки ложки и портсигара. Здесь находились два пресса.

Комната № 3 была отведена под гальваническую мастерскую.

На втором этаже здания была размещена граверная мастерская.

Плавка серебра производилась в подвале. Позднее мастерские стали называть цехами.

С 1 октября 1954 года по постановлению правления от 20 сентября того же года была проведена реорганизация цехов артели.

Цех № 1 - заготовительный - объединил процессы: заготовки, шабровки, шлифовки, штамповки.

Цех № 2 - граверный - объединил полностью всех граверов.

Цех № 3 - отделки и гальваники - объединил процессы: черневой, подготовки, 1-й полировки, золочения, выснимки, 2-й полировки.

В дальнейшем была проведена новая реорганизация цехов, а именно: цех № 1 был объединен с цехом № 2. И таким образом, в артели вместо трех цехов стало только два:

цех № 1 - заготовки и гравировки; цех № 2 - отделки и гальваники.

К 1958 году в артели работали около 180 человек, ассортимент выпускаемых изделий составлял до 15 наименований.

Великоустюгский горисполком решением от 17 мая 1954 года обязал артель поставить вопрос перед Росхудожпромсоюзом о выделении средств на строительство своего собственного производственного здания с таким расчетом, чтобы освободить занимаемое помещение к 1 августа 1955 года.

25 января 1957 года артель заключила подрядный договор на выполнение проектных работ по строительству здания ювелирной фабрики «Северная чернь» с Центральным проектным институтом. Сводная смета на строительство фабрики в сумме 2962,8 тысячи рублей была утверждена постановлением правления Росхудожпромсоюза 19 сентября 1957 года. Строительство ювелирной фабрики началось в IV квартале 1957 года. Велось строительство хозяйственным способом за счет амортизационных отчислений и фонда долгосрочного кредитования.

Здание фабрики было пущено в эксплуатацию в марте 1968 года.

В соответствии с постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 20 июля 1960 года за № 784 «Об упразднении системы промкооперации» постановлением правления Росхудожпромсоюза от 29 сентября за № 159 артель была передана в ведение Вологодского областного управления местной промышленности и стала называться фабрикой «Северная чернь»

К концу 1960 года во исполнение постановления ЦК КПСС, СМ СССР и ВЦСПС от 19 сентября 1959 года за № 1120, решения Вологодского облисполкома от 3 нояб¬ря 1960 года за № 654 и указаний областного управления местной промышленности, рабочие, ИТР и служащие фабрики были переведены на семичасовой рабочий день с одновременным упорядочением заработной платы. В результате этого заработная плата на фабрике выросла на 35%.

Во исполнение решения Вологодского облисполкома от 29 января 1963 года «О специализации предприятий областного управления местной промышленности и областного управления бытового обслуживания населения» приказами по областному управлению бытового обслуживания населения от 13 февраля 1963 года за № 34 и областному управлению местной промышленности от 16 февраля 1963 года за № 28 фабрика была выделена из состава управления местной промышленности и принята в состав областного управления бытового обслуживания населения.

Согласно приказу по Великоустюгской фабрике «Северная чернь» от 13 января 1966 года, фабрика была передана в ведение Главювелирпрома Министерства приборостроения, средств автоматизации и систем управления.

С реорганизацией артели в фабрику, судя по штатным расписаниям, структура ее не изменилась. Коллектив вырос до 200 человек и состоял наполовину из молодежи.

Некоторые изменения в структуре фабрики произошли в 1967 году, и она стала следующей: 

I. Руководство фабрики; 

II. Производство: цех заготовки и гравировки; черневой цех.

1 февраля 1973 года на основании приказа министра приборостроения, средств автоматизации СССР фабрика была переименована в завод «Северная чернь».

В 1949 году Марию Алексеевну Угловскую (Сычеву) на посту председателя артели сменил Константин Петрович Воеводин - человек волевой, старый член большевистской партии, имевший за своими плечами большой опыт организационной и производственной работы. Он умело вел перестройку артели в соответствии с новыми условиями. Рабочие артели вспоминаются о Константине Петровиче с большой теплотой.

С июня 1958 года по сентябрь 1976 года председателем артели, а затем директором фабрики-завода работал Черемисин Сергей Федорович. При нем предприятие выросло в техническом и художественном отношении, увеличился объем продукции в два раза. Темп роста по объему реализации за девятую пятилетку составил 139%, по производительности труда - 139%, рост прибыли - 149%, рост фондоотдачи - 126%. Завод стал работать без рекламаций.

Рост производства стал возможен благодаря механизации трудоемких процессов, улучшению условий труда. На смену кустарным инструментам пришли прессы, строгальные, сверлильные, токарные, шлифовальные станки, весы высокой точности, гальванический способ золочения. Вместо тиглей для варки черни и плавления серебра стали применять электропечи. Накладку черни и ее припуск начали делать при помощи специальных горелок на жидком топливе. Была оснащена современными приборами лаборатория.

С уходом Сергея Федоровича Черемисина на заслуженный отдых завод с 1976 по 1997 год возглавлял Калининский Юрий Дмитриевич. Продолжилось развитие предприятия и повышение качества продукции. Ю. Д. Калининский во время работы в должности директора проявил себя как принципиальный, хорошо знающий дело руководитель. Завод неоднократно выходил победителем во Всесоюзном социалистическом соревнова¬нии среди предприятий отрасли.

В период с 1977 по 1983 год на Великоустюгском заводе «Северная чернь» совместно с Всесоюзным научно-исследовательским институтом ювелирной промышленности была разработана и освоена технология изготовления изделий из золота с черневым рисунком. Производство было выделено в специальный цех с числом работающих около 20 человек. В дальнейшем предприятие отказалось от этого ювелирного направления, как не характерного для народного промысла «северная чернь», бытовавшего в Великом Устюге. Утраченные 40% объемов производства были восстановлены в кратчайшие сроки.

Для улучшения качества производственного процесса завод выходит с инициативой в отраслевое Министерство приборостроения и средств автоматизации СССР о газификации предприятия. Был разработан и прошел все стадии согласования специальный проект на газификацию и необходимое оборудование, реализован спецзаказ на изготовление индивидуальных газовых горелок. 13 ноября 1990 года завершился пуск и наладка газорегуляторного пункта и опробование в работе горелок. Как в свое время было более прогрессивно использование ке¬росина вместо дров, так и применение природного газа вместо керосина увеличило производительность труда и улучшило качество выпускаемой продукции.

В 1980 году был сдан в эксплуатацию административно-хозяйственный корпус завода (вторая очередь строительства), что позволило расширить производственные площади и социальные объекты предприятия. В итоге улучшились условия труда всего коллектива.

В 1982 году на заводе создан экспериментальный участок. Такая необходимость возникла в связи с резким увеличением ассортимента выпускаемых изделий. В этот период изготовляли разнообразные предметы из серебра 875 пробы, золота 583 пробы и на экспорт из золота 750 пробы. Поступивший заказ из серебра 925 пробы способствовал выделению экспериментальной группы в отдельное подразделение. С 1 марта 1984 года она преобразована в экспериментальный участок. В период с 1984 по 1995 год на участке создавали до 100 и более авторских образцов в год, при этом из них внедрялось в производство от 25 до 30 наименований изделий.

С 1987 года завод «Северная чернь» работает в условиях полного хозяйственного расчета, самоокупаемости и самофинансирования, имеет устойчивое финансовое положение, стабильно выполняет все технико-экономические показатели.

С 1993 года завод «Северная чернь» становится участником Ассоциации «Народные художественные промыслы России»

Для сокращения сроков реализации продукции в 1993 году завод открывает свой небольшой фирменный магазин в городе Великий Устюг. Однако во второй половине 1990-х годов наступает резкое уменьшение объемов реализованной продукции, у завода появляется большая дебиторская задолженность.

Общим собранием членов трудового коллектива предприятия от 3 февраля 1993 года было принято решение о приватизации завода. В соответствии с п. 5.14 Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий Российской Федерации коллектив завода «Северная чернь» имел приоритетное право на приобретение предприятия по остаточной стоимости при его приватизации. Трудовым коллективом был выбран вариант приватизации - Товарищество с ограниченной ответственностью (ТОО). Коллектив предприятия и его пенсионеры стали учредителями. Был принят устав, выбран Совет представите¬лей акционерного общества, подтверждены полномочия директора товарищества Калининского Ю. Д. Высшим органом правления стало общее собрание. Вся работа по подготовке и проведению приватизации предприятия проходила при непосредственном руководстве главного инженера завода Е. В. Щедрина, он же был выбран председателем Совета представителей товарищества.

В связи с изменением действующего законодательства РФ - закона об акционерных обществах - 30 октября 1995 года было принято решение о реорганизации ТОО «Северная чернь» в Акционерное общество закрытого типа (ЗАО). В декабре того же года ЗАО было зарегистрировано постановлением администрации города Великого Устюга и Великоустюгского района.

После Калининского Юрия Дмитриевича в 1997 году I общим собранием акционеров генеральным директором завода избирается Щедрин Евгений Владимирович, работающий на предприятии с 1970 года в должности главного инженера. Это обеспечило преемственность курса управления предприятием в рыночных условиях хозяйствования и позволило избежать кризиса руководства и экономической нестабильности в работе большого коллектива. Отлично зная организацию производства, а также работу всего предприятия, Е. В. Щедрин  эффективно изменил структуру управления заводом, были успешно решены вопросы конкурентоспособности продукции. Предприятие стало наращивать объемы реализации. Оперативно проведенный мониторинг покупательского спроса и потребностей рынка дал возможность предприятию вовремя провести диверсификацию ассортимента выпускаемой продукции, особенно в сегменте предметов сервировки стола. Новые виды продукции и разумное ценообразование позволили заводу занять определенную нишу на рынке изделий из серебра, найти своего покупателя и развиваться дальше. Ассортимент выпускаемой продукции был увеличен до четырехсот наименований, объем предметов сервировки стола возрос в общей массе реализованной продукции с 50% до 70%, количество контрагентов стало более двухсот. Предприятие с каждым годом все активней включается в рекламную компанию по продвижению своих изделий. В марте 1998 года ЗАО «Великоустюгский завод «Северная Чернь» становится участником внешнеэкономической деятельности – предприятие впервые самостоятельно выходит на зарубежный ювелирный рынок. В настоящее время ассортимент выпускаемых изделий составляет около 1000 наименований и рассчитан на широкий круг покупателей.

Талантливый коллектив художников не только сохраняет традиции русского черневого искусства, но и постоянно развивает их в соответствии с требованиями времени. Такие художники, как Е. Ф. Тропина, Л. М. Бобылева, Л. С. Меньшикова создали уникальные изделия с чернью, ставшие классикой современного искусства. Свой вклад в развитие промысла внесли А. Чернов и В. Шорохов. В 2002 году от Российской Академии художеств получена «Благодарность художникам и мастерам ЗАО «Великоустюгский завод «Северная чернь» за продолжение традиций народного промысла и формирование современного направления ювелирного искусства» за подписью президента Академии художеств 3. К. Церетели.

Народно-художественный промысел «северная чернь» в основе своей в хорошем смысле консервативен. О глубине, силе и устойчивости традиций говорит тот факт, что, испытывая сильные стилистические и индивидуальные влияния на протяжении всего периода существования, промысел сохраняет традиционные черты и приемы обработки, свойственные только «северной черни». В то же время народный художественный промысел «северная чернь» - это не застывшая раз и навсегда догма. Промысел развивается, оставаясь неизменным в своей основе. Все художественные новшества, вносимые в «северную чернь», проверяются временем. Яркие стилевые и индивидуальные особенности, очень отличающиеся от традиций промысла, не закрепляются в «северной черни». В промысле остается и применяется лишь то, что дополняет и обогащает его. Традиционный художественный промысел - это не существование ради самодостаточности, это создание изделий для людей, в соответствии с духом времени, эпохи, моды. Анализируя исторические образцы, легко заметить их отзывчивость на требования рынка. Путь существования и развития промысла «северная чернь» - это сложный путь. Были периоды расцвета, были и трудные времена. Успешное решение стоящих перед промыслом задач зависит от исторических и экономических причин. Одной из важнейших из них является человеческий фактор. Люди, работающие в промысле, несут ответственность за его сохранение и развитие.

В настоящее время весь отдел художников - это ученики Елизаветы Федоровны Тропиной. Коллектив возглавляет ведущий художник завода Бобылева Людмила Мефодиевна. Продолжает плодотворно работать Людмила Сергеевна Меньшикова. Рядом совершенствуется молодое поколение художников - Ольга Александровна Петрова и Александр Николаевич Тельтевский. Каждый из них стремится найти индивидуальные темы и декоративные решения в рамках народного художественного промысла. В то же время отдел гармонично разрабатывает совместные проекты. Безупречная серебряная форма, строгость и изящество черневого рисунка в сочетании с золотым покрытием придают изделиям великоустюжских мастеров нарядность и благородство.

К великоустюжскому чернению по серебру во все времена проявлялось пристальное внимание и повышенный интерес всех уровней власти и всех слоев населения. Вопросы истории промысла и сохранения традиций также всегда были актуальны. Поэтому закономерно, что на предприятии «Северная чернь» в XX веке был открыт свой музей. Произошло это в 1937 году, после того, как Е. П. Шильниковский показал в Москве «Пушкинскую серию» артели. Столовый набор был принят комитетом на Всесоюзную Пушкинскую выставку, а затем был от правлен на всемирную выставку в Париже. В целях поднятия художественного уровня работ «Северной черни» Всекопромсовет и Институт художественной промышленности высказались за необходимость тесной связи художника Шильниковского с институтом. Евстафию Павловичу предоставили возможность посмотреть в за¬крытых фондах Исторического музея лучшие образцы черневых изделий. Всекопромсовет выделил средства на организацию музея в артели, в котором были собраны работы старых мастеров и отпустил необходимое коли¬чество серебра для изготовления современных экспериментальных образцов. После передачи фабрики в ведение Главювелирпрома Министерства приборостроения в 1966 году официально музей на предприятии был закрыт. Некоторые изделия были переданы в государственные музеи, часть из них была сохранена на «Северной черни». В 2003 году музей на заводе был вновь восстановлен. Предприятие посещают многочисленные гости и делегации, как граждане нашей страны, так и иностранцы. С работами великоустюгских мастеров можно познакомиться в ведущих государственных музеях Москвы, Санкт-Петербурга, Сергиева Посада, Архангельска, Вологды, Великого Устюга и других. Многие изделия находятся в частных коллекциях. Завод «Северная чернь» принимает постоянное участие в многочисленных выставках на общероссийском, областном и местном уровнях. Это выставки в Москве и Санкт-Петербурге, Вологде и Великом Устюге, ювелирные и выставки народно-художественных промыслов России. Сохранение и развитие старинной технологии работы с металлом в наши дни, когда во всем мире возрождается интерес к традициям и культуре прошлого, неизменно привлекает внимание к работам, выполненным в древней уникальной технике чернения по серебру.

Для поддержания марки завода «Северная чернь» в городе Великий Устюг и улучшения обслуживания покупателей в декабре 2005 года состоялось открытие нового фирменного ювелирного магазина, расположенного в здании предприятия по адресу: ул. А. Угловского, 1.

ЗАО «Великоустюгский завод «Северная чернь» реализует свою продукцию практически на всей территории РФ - от Калининграда до Камчатки. В списке контрагентов завода более 400 торговых компаний, ювелирных магазинов и частных предпринимателей. Предприятие экспортирует свою продукцию в страны ближнего и дальнего зарубежья.

С учетом требований изменчивого рынка «Северная чернь» проводит гибкую производственную полити¬ку. Основным направлением в ней является стремление создать мобильное производство по выпуску разнообразного ассортимента изделий без увеличения объемов производства. Ведется индивидуальная работа с потребителями, принимаются заказы от частных лиц и организаций на изготовление единичных изделий, корпоратив¬ных наборов и фамильного серебра. Большое внимание уделяется разработке и изготовлению авторских предметов искусства. Современные изделия «Северной черни» престижны, уникальны, интересны для коллекционеров. Повышенным спросом у покупателей пользуется столовое серебро, ювелирные украшения, предметы религиозного культа. В последнее время интерес вызывает охотничья тематика изготовляемых изделий.

Основу выпускаемого ассортимента составляют посуда и предметы сервировки стола. Столовую посуду, особенно столовые приборы и стопки, мастера «северной черни» делали на протяжении всей истории бытования промысла. Эти изделия всегда пользуются неизменным спросом. Дорогая ювелирная серебряная посуда является не только показателем достатка владельца, но и служит украшением быта. К тому же серебро испокон веков привлекало людей своими обеззараживающими свойствами. Таким образом, пользование посудой из серебра с чернью означало, что это дорого и красиво, а также полезно для здоровья. В связи с этим серебро вызывает устойчивый интерес покупателей не только своими эстетическими, но и утилитарными свойствами.

Доля столового серебра в общем объеме продукции предприятия «Северная чернь» постоянно менялась. Начиная с 1996 года она значительно возросла и сейчас в среднем составляет около 80%. Ассортимент столовых изделий включает более 500 наименований. Ежегодно происходит его обновление примерно на 20 единиц. Посуда для еды, питья и предметы сервировки стола изготовляются из серебра 925 пробы и полностью соответствуют гигиеническим сертификатам.

Следует также отметить активно развивающуюся группу предметов религиозного культа. В связи с возрождением духовности страны и ростом интереса к художественно-историческому наследию России произошло восстановление утраченного в годы советской власти православного ассортимента продукции народного художественного промысла «северная чернь». До 1917 года основными заказчиками и покупателями предметов религиозного культа была Русская Православная Церковь, а также ее прихожане для вкладов в Церковь или для личного пользования. Увеличение спроса со стороны русских православных епархий в последние годы - это восстановление исторических взаимосвязей. Современные изделия ЗАО «Северная чернь» по-прежнему выполнены в строгом соответствии с православными канонами, а также на высоком художественном уровне и с отличным качеством. На Московской международной ювелирной и часовой выставке «Ювелир-2002» в номинации «Культовые ювелирные изделия» заводу присужден диплом за два потира художников Е. Тропиной и Л. Бобылевой. Изготовляются уникальные иконы из серебра с черневым изображением святых.

В 2002 году заводом был выполнен персональный заказ для Свято-Данилова монастыря - резиденции Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Заказ представлял собой евхаристический набор из пяти предметов: потир, дискос, звездица, копие, лжица. Работа получила высокую оценку Патриарха, в Свято-Даниловом монастыре Алексием II генеральному директору предприятия Щедрину Евгению Владимировичу была вручена Патриаршая грамота «В благословение за усердные труды во славу Русской Православной церкви».

Плодотворное сотрудничество продолжается при выполнении следующих заказов для Патриарха. Так, например, мастерами «Северной черни» был выполнен Патриарший посох, подаренный Губернатором Вячелавом Евгеньевичем Позгалевым Алексию II во время визита Его Святейшества в Вологодскую область в июне 2007 года.

С 2001 года ЗАО «Северная чернь» становится членом Ассоциации «Гильдия ювелиров».

В настоящее время основные финансово-экономические и производственные показатели работы завода постоянно улучшаются. Общий объем реализованной заводом продукции в натуральном выражении за последние 9 лет увеличился в 2,1 раза, с переработанных 4092 килограммов серебра в 1998 году до 8651 килограмма в 2006 году. Производительность труда выросла за счет совершенствования структуры производства в 10 раз, рентабельность продукции достигла в среднем 20%. Активы предприятия увеличились в 8 раз. На заводе создана единая автоматизированная система управления предприятием, программное обеспечение которой постоянно совершенствуется. Произошло обновление коллектива, на заводе трудятся около 550 человек. Среднемесячная зарплата в период с 2000 года по 2007 год возросла примерно в 4 раза. Одним из важнейших направлений деятельности администрации является реализация социальных программ.

3. Организация и технология производства

В основе производства на Великоустюгском заводе «Северная чернь» лежит древняя технология знаменитого старинного промысла - чернения по серебру.

Во всех западноевропейских странах чернь носит название «nielle» или «niello» от латинского «nigellum».

Черневой состав - это сплав сульфидов металлов. От пропорций составных частей черни, способа ее приготовления и соединения с металлом зависят прочность сцепления ее с основой и оттенок черного цвета. Устюжане сохраняют свой секрет состава. От других подобных центров «северная чернь» всегда отличалась особой прочностью и красивым густым цветом черневого сплава.

Кустарный промысел предусматривал изготовление предмета от начала и до конца одним мастером. В этом были определенные сложности. Если одна из технологических или художественных составляющих процесса не получалась высшего качества, то уровень создаваемого изделия неизменно снижался. В результате естественного отбора лучших мастеров всегда были единицы, да и хороших было не много. В связи с этим серебряные изделия с чернью были трудоемки, цены на них были высокими, риски изготовления большими. Постепенно мастерам ручного труда стало все сложнее выдерживать конкуренцию с дешевыми фабричными изделиями, в результате этого промысел пришел в упадок.

Сейчас завод может выпускать изделия в соответствии с любыми запросами населения, удовлетворяя разнообразные потребности рынка. Современные условия производства позволяют при сохранении традиционной технологии увеличить производительность труда и объем выпускаемой продукции за счет разделения труда по операциям и рациональной организации технологического процесса. Правильное распределение трудовых ресурсов при максимальном задействовании способностей конкретного человека с учетом специфики художественного промысла дают возможность достичь отличного качества производимых изделий.

Руководство заводом осуществляет администрация предприятия во главе с генеральным директором Щедриным Евгением Владимировичем. Администрация разрабатывает стратегию развития предприятия, определяет финансово-экономическую политику, организует труд всего коллектива, устанавливает основные стандарты деятельности, структуру и систему управления, представляет предприятие по взаимоотношениям с государственными структурами и органами местного самоуправления, проводит сбалансированную социальную политику.

В настоящее время на заводе «Северная чернь» несколько служб, непосредственно участвующих в технологической цепочке производства. Все они напрямую подчиняются генеральному директору предприятия.

Строжайшее соблюдение и постоянное совершенствование по микрооперациям традиционного технологического процесса древнего промысла изготовления серебряных изделий с черневым рисунком обеспечивает Служба главного технолога. В нее входят технический отдел и лаборатория. Технологи координируют все этапы производства. Технология изготовления многих изделий ЗАО «Северная чернь» относится к самой высокой группе сложности. Ассортимент выпускаемых изделий составляет свыше 1000 наименований. Отдел проводит усовершенствование и внедрение новых технологий по микрооперациям, нормирование и технологический контроль над использованием драгоценных металлов. В дальнейшем осуществляется методологическое руководство и контроль за внедрением в производство новых изделий. Качество серебряного сплава подтверждает заводская лаборатория, образованная в начале 60-х годов XX века.

Созданием, разработкой и внедрением новых изделий занимается Служба подготовки производства. В нее входят: отдел службы подготовки производства, отдел художников, экспериментальный и инструментальный участки.

При создании в 1933 году предприятия «Северная чернь» и введении разделения труда возникла настоятельная необходимость художественного руководства промыслом. С тех пор на предприятии вводится должность художника. В настоящее время это целый отдел художников.

Художественный образ рождается в фантазиях художника и с помощью пера и туши получает отражение на белом листе бумаги. Плоское изображение предмета прорисовывается в натуральную величину с графической точностью в разных ракурсах. Первоначально только в воображении автора изделие существует в объеме. Эскиз в полной мере содержит творческий замысел художника, и сам по себе является художественным произведением. В дальнейшем при изготовлении изделия в металле возможны некоторые корректировки, доработки, изменения, вносимые автором. Таким путем создается объемное произведение, воплощающее в металле проект художника. Каждый эскиз и каждый готовый образец обсуждаются на техническом и художественном советах завода. Каждое новое изделие утверждается на областном художественно-экспертном совете и проходит регистрацию в Ассоциации «Народные художественные промыслы России». Изделие должно быть создано в русле традиций промысла «северная чернь» и соответствовать шести показателям: назначение, надежность, эргономичность, эстетичность, качество, гигиеническая безопасность.

Изготовление ювелирного изделия начинается с создания его формы. Форма должна гармонично сочетаться с рисунком, а в творческих вещах форма изделия наряду с изображением является частью художественного замысла автора. Поэтому, как правило, для изготовления каждого предмета нужна индивидуальная оснастка (совокупность технических приспособлений). Конструкторы разрабатывают необходимые чертежи на оснастку, инструменты и внедряемые изделия.

Основная часть инструмента и оснастки высокой сложности изготавливается на предприятии в инструментальном участке, где трудятся высококвалифицированные специалисты. Данное подразделение было образовано в конце 1980-х годов в связи с постоянным ростом количества технологической оснастки и сопутствующим ее ремонтом. Традиции и особая специфика народного художественного промысла «северная чернь» накладывают определенные требования к подбору оборудования, инструментов и материалов, используемых в производстве. Часть оборудования закупается за рубежом, некоторые отечественные механизмы преобразуются в интересах традиционной технологии, в том числе необходимые устройства разрабатываются и изготовляются собственными силами.

До 1982 года на заводе для выполнения авторских образцов по эскизам художников выделялись лучшие рабочие в заводских цехах. Они подчинялись непосредственно мастерам производственных участков. В 1982 году произошло резкое увеличение ассортимента изделий из золота и серебра, в связи с чем возникла необходимость выделения экспериментальных работ в отдельный производственный цикл. Основные задачи, поставленные перед группой: изготовление опытных образцов высокохудожественных изделий из серебра и золота различных проб, а также накопление всех необходимых технических данных и параметров для технологической, конструкторской документации и ценообразования. Впервые было предусмотрено прохождение по процессам опытных и установочных партий продукции. С 1 марта 1984 года группа преобразована в экспериментальный участок, ее рабочие стали осваивать смежные профессии, что позволило оперативно выполнять сложные задания. Для работы в экспериментальном участке выбирают самых способных рабочих, в дальнейшем они проходят творческую школу высокого профессионального уровня и становятся мастерами высшего класса.

Основной объем разнообразного ассортимента предприятия изготовляется службой основного производства. Начальнику производства в управлении производственными участками помогают мастера и помощники мастеров участков. Ему же подчиняются отдел технического контроля (ОТК), служба режима и центральная кладовая.

Заготовительный участок

Производство начинается в заготовительном участке, механизированном и многооперационном настолько, насколько это возможно без ущерба древней технологии промысла. В зависимости от сложности изделия при его изготовлении задействуются процессы: штамповки, ротационной вытяжки, шлифовки и монтировки.

В заготовительный участок поступает драгоценный металл в виде полуфабрикатов: проката-полосы, проволоки, припоя, трубки и т. п. Твердые отходы драгоценных металлов переплавляются в слитки в подразделении плавки.

В процессе монтировки ювелирами-монтировщиками производится сборка разъемных соединений, пайка деталей изделий с использованием флюса и припоя, а также их последующая обработка напильниками и шлифовальной шкуркой.

В подразделении ротационной вытяжки токари на токарно-давильных станках, как и много лет назад, с помощью инструментова - давильника, резца, шлифовальной шкурки и различных оправ изготавливают из отожженных серебряных дисков определенной толщины и диаметра корпусную посуду (стопки, чашки, вазы и т. п.).

Научно-технический прогресс конца XX века не внес больших корректив в традиционную технологию создания формы ювелирных изделий, однако существенно облегчил кропотливый труд мастеров. Серебряные отходы стали плавить в современных плавильных установках, готовность металла определяют уже не «на глазок», а в соответствии с заданной программой. Итальянские прокатные вальцы обеспечивают изготовление проката требуемой толщины. Резать металл стало значительно легче, используя гильотинные ножницы. Многотонные прессы на порядок увеличили производительность труда работников. Ювелирам-монтировщикам большим подспорьем стала замена керосиновых паяльных установок на газовые горелки с регулируемым напором пламени.

Граверный участок

Ничего не изменилось в наши дни в граверном процессе, по-прежнему это индивидуальная ручная работа, которую выполняют на каждом изделии огромного ассортимента предприятия. Сохранившиеся исторические образцы предметов свидетельствуют, что металлическая пластинка под чернение подготавливалась чеканкой, тиснением, гравировкой или литьем. В промысле «северная чернь» закрепилось использование граверных работ. Как и три века назад, мастер специальным резцом-штихелем, неотрывно следуя намеченным линиям, вырезает нанесенный на изделие рисунок. Граверный участок самый многочисленный, в настоящее время здесь трудятся более ста человек.

Каждый гравер самостоятельно наносит рисунок на серебряную поверхность изделия и выполняет сначала обрезку изображения по контуру, а затем растенку (мелкую проработку) внутри рисунка. Гравирование под чернь - это ручная творческая работа, в которой проявляются художественные наклонности гравера, его умение владеть материалом, индивидуальное чувство линии и ритма, точность руки. От качества гравировки под чернь зависит правильность, четкость и вырази¬тельность рисунка, его прочность. В граверном участке постоянно ведется работа по профессиональному росту и систематическому совершенствованию мастерства работников. В связи с уникальностью художественного промысла все необходимые кадры граверов завод готовит самостоятельно на своей базе без отрыва от производства. До 70-х годов на предприятии «Северная чернь» для освоения профессии гравера набирали молодых рабочих по 25 человек, и они под руководством опытного мастера производственного обучения получали необходимые знания и навыки. В настоящее время подготовка учеников граверов проводится индивидуально, путем прикрепления их к наставнику из числа высококвалифицированных рабочих. Периодически на конкурс¬ной основе проводится отбор среди желающих освоить профессию гравера. Поскольку это очень сложный и кропотливый процесс, требующий от человека определенных природных задатков, то далеко не все ученики могут овладеть данной профессией. Сложные рисунки на иконах и предметах посудной группы доверяется гравировать рабочим только высших квалификационных разрядов. Мастерство гравера - это основа, на которой развивается искусство чернения по серебру.

Участок чернения по серебру

Наступает черед основного процесса, давшего название ювелирному направлению - чернение по серебру. Чернь представляет собой сплав серебра и других варьируемых компонентов, создаваемых в температурном и временном режиме. Соотношение количества каждого ингредиента черни являлось тайной старых мастеров великоустюгского промысла, в настоящее время состав черневого сплава запатентован администрацией завода «Северная чернь» в соответствии с действующим законодательством. Данный состав и способ соединения черни с серебром применялся на протяжении многих веков, (то есть они проверены временем), а сейчас сохранение древней технологии в неизменном виде находится под постоянным контролем на заводе «Северная чернь». Таким образом, эти непрерывные знания и практичес¬кий опыт являются гарантированным залогом качества производимой заводом продукции. В настоящее время технологический процесс варки черни производится в специальной печи с точным определением температуры. Приготовленная чернь имеет вид темно-серого камня, который легко размалывается в порошок. Этот порошок смачивают и полученную темную кашеобразную массу накладывают ровным слоем 1-2 мм на серебряную поверхность с выгравированным рисунком. Участки изделия, где отсутствует рисунок, замазываются огнеупорной глиной. После наложения черни, изделие прокаливается на огне так, чтобы чернь расплавилась и заполнила все самые мелкие штрихи, сделанные резцом гравера. При обжиге чернь прочно соединяется с основным металлом, превращаясь в твердое темно-бурое покрытие, которое затем в несколько приемов снимается до тех пор, пока не появится черневой рисунок на серебре. В результате черный сплав остается только в углублениях. Таким образом, в зависимости от того, как был задуман и выполнен рисунок, получается либо черневое изображение на блестящей поверхности, либо, наоборот, черный фон, на котором светлый рисунок. Композиция дополнительно обогащается гравировкой, чеканкой, золочением и оксидировкой поверхности металла. Для этого изделие вновь поступает в граверный участок или на участок финишной обработки.

Примерно с середины XX века обжиг черни производили на керосиновых лампах. В специальный резервуар накачивался керосин, с помощью давления воздуха его сжимали и по керосинопроводу подавали к горелке. В горелке керосин проходил через змеевик и испарялся под действием высокой температуры, при этом пары керосина, сгорая, образовывали факел для оплавления черни на изделиях. В данном технологическом процессе были свои недостатки: сильный шум при работе горелок, сложно определить объем подачи керосина для каждой горелки, трудно удержать факел необходимой высоты, засорялся змеевик горелки из-за примесей в ке¬росине, от всего этого страдало качество изделий, были большие затраты времени. С 1990 года в процессе обжига стали использовать газовые горелки, что существенно облегчило труд чернильщиков, позволив им больше сосредоточиться на припуске черни. Каждое изделие индивидуально вручную подвергается процессу чернения и только практические знания и опыт каждого чернилыцика обеспечивают высокое качество продукции завода.

Освоить профессию чернилыцика во все времена было сложно. Ни одно учебное заведение не готовит рабочих по этой специальности, обучение профессии осуществляется непосредственно на рабочем месте мас¬тером-наставником. От точной выверенное действий чернилыцика зависит само существование искусства чернения по серебру.

Участок финишной обработки

После чернения изделия проходят этап предварительной полировки войлочными и хлопчатобумажными кругами различных диаметров. На войлочные круги наносят полировальную пасту, составляемую на предприятии. Полируется наружная поверхность изделия, свободная от рисунка, в соответствии с эскизом. В целях повышения уровня чистоты изделия производится глянцевание наружной поверхности хлопчатобумажными кругами, используя пасту ГОИ. Для удаления с поверхности остатков полировальной пасты изделие подвергается химическому обезжириванию. Механические частицы и пасты из труднодоступных мест и клейм работники удаляют в процессе крацевания изделий латунными щетками. Лопасти ложек, вилок, лопаток, внутреннюю поверхность стопок, кофейных и винных наборов обрабатывают техническим песком, затем про-тирают их хлопчатобумажной тканью.

Если по идее автора изделия предполагается наличие позолоченных поверхностей на предмете, то изделие подвергается гальванической обработке. Раствор для покрытия традиционно готовится из электролита и золото-кобальта 990 пробы. Поверхности каждого изделия, не подлежащие золочению, покрывают вручную специальным лаком колонковыми или беличьими кистями. После электролиза этот лак убирают.

Традиционная рукотворность в изготовлении из¬делий «северной черни» ярко проявляется в процессе опиловки излишков черни с поверхности серебра, предназначенной для проявления мельчайших деталей черневого рисунка, удаления возможных царапинок, ямочек и комочков черни. На данном этапе производства сначала весь рисунок прорабатывают вручную при помощи бруска из аргиллитового сланца. Аргиллит (греческий - глина, камень) - осадочная горная порода, обладающая абразивными свойствами, отличается большой твердостью, неспособностью размокать в воде и самозатачиванием в процессе применения. Изначально после обработки бруском рисунок заглаживали угольком из осины. В 1973 году древесный угль заменили специальным шлифовальным порошком.

Последний производственный процесс - вторая и окончательная полировка - не менялся на протяжении веков. Принцип этой операции состоит в ручном выглаживании поверхности изделия инструментом - полировальником до зеркального блеска. Ручной способ полировки позволяет делать выборочную полировку поверхности, оставляя матовым фон внутри черневого рисунка, что значительно обогащает образное восприятие предмета. Ранее в рабочей части полировальника закреплялся камень - гематит, называемый чаще кровавиком, который в середине 1970-х годов заменили победитовой насадкой. Рабочие участка финишной обработки создают блестящую оправу искусству чернения по серебру.

Отдел технического контроля

Задача контроля за качеством выпускаемой продукции, ее строгим соответствием стандартам, техническим условиям, чертежам на всех стадиях производства возложена на отдел технического контроля. Специалисты ОТК активно влияют на рост профессионального мастерства работников основного производства. С целью повышения ответственности за результаты своего труда, морального и материального стимулирования каждому работнику основных профессий службой ОТК выдается личный именник (знак или клеймо) исполнителя. По личному именнику можно определить, кто и какую операцию проводил на данном изделии. Лучшим мастерам, имеющим личный именник, предоставляется право сдавать продукцию без проверки ОТК. Контролеры художественных изделий подбираются на конкурсной основе из рабочих основного производства, имеющих повышенный квалификационный разряд и техническое образование не ниже среднего. Сотрудники отдела в совершенстве знают технологический процесс, за которым осуществляют контроль качества. Одной из отличительных особенностей продукции ЗАО «Великоустюгский завод «Северная чернь» является отменное качество ее исполнения.

Служба режима

Контроль за движением, расходованием и сохранностью драгоценных материалов осуществляет служба режима завода «Северная чернь». В ее задачи также входит первичная регенерация драгоценного металла из отходов производства. Работа службы режима всегда была тесно связана с правоохранительными органами как при взаимодействии в случае происшествий, так и с отчетностью по укрепленности объекта и сохранности драгоценных металлов и драгоценных Центральная кладовая

Для обеспечения контроля за движением и сохранностью драгоценных металлов на предприятии создано специальное подразделение - центральная кладовая. Кладовщики обеспечивают своевременную и точную информацию о количестве, массе и месте нахождения сырья и изделий за любой отчетный период. Кладовщики принимают и выдают в работу серебряные изделия на производственные участки.

Созданием оптимальных условий труда согласно требованиям СНИПа и охраны труда на заводе занимается энерго-механическая служба. В ее обязанности также входит поддержание в работоспособном состоянии всего оборудования предприятия, увеличение сроков его службы, уменьшение межремонтных циклов, организация транспортных и пассажирских перевозок. В связи с этим в составе службы четыре участка: ремонтно-строительный, энерго-механический, гараж и хозяйственная часть.

Центральная кладовая

Для обеспечения контроля за движением и сохранностью драгоценных металлов на предприятии созда¬но специальное подразделение - центральная кладовая. Кладовщики обеспечивают своевременную и точную информацию о количестве, массе и месте нахождения сырья и изделий за любой отчетный период. Кладовщики принимают и выдают в работу серебряные изделия на производственные участки.

Созданием оптимальных условий труда согласно требованиям СНИПа и охраны труда на заводе занимается энерго-механическая служба. В ее обязанности также входит поддержание в работоспособном состоянии всего оборудования предприятия, увеличение сроков его службы, уменьшение межремонтных циклов, организация транспортных и пассажирских перевозок. В связи с этим в составе службы четыре участка: ремонтно-строительный, энерго-механический, гараж и хозяйственная часть.

Стабильная работа основного производства обеспечивается всеми службами завода. Развитие и процветание любого предприятия во все времена и сейчас особенно напрямую зависит от грамотной и взвешенной кадровой политики, от того, сколько и какие кадры рабочих и специалистов трудятся на заводе, каков их уровень квалификации, и насколько успешно они справляются с поставленными задачами. Этими вопросами занимается служба управления персоналом.

Изменение структуры управления общества и прово¬димая внутренняя реорганизация потребовали введения с 01.01.2003 года новой должности - заместителя генерального директора по управлению персоналом. Окончательно служба управления персоналом была сформирована с 01.01.2005 года созданием отдела по управлению персоналом. Кроме него, в состав службы вошли: сторожевая охрана, канцелярия, музей, инженер по охране труда. В настоящее время службой руководит заместитель генерального директора по управлению персона¬лом Юферицин Сергей Владимирович. Основной задачей данной службы является своевременная выработка решений и рекомендаций, определяющих, какие челове¬ческие ресурсы и в каком количестве и качестве необходимы для достижения поставленных перед обществом целей. Учитывая демографические изменения в стране, в последние четыре года производственный персонал общества был значительно обновлен. На производство пришла перспективная молодежь, которая в короткие сроки не только сумела овладеть основами профессии, но и повысить свою квалификацию и производительность труда

Быстро меняющиеся условия трудовой деятельности в России в конце XX века, стремительное развитие компьютерных технологий вызвали настоятельную необходимость совершенствования работы предприятия для обеспечения его стабильности и конкурентоспособности. В связи с этим были реорганизованы или созданы вновь некоторые службы завода.

Локальная компьютеризация рабочих мест на заводе началась во второй половине 1980-х годов под руководством института Волгоградпрограмсистем. В 1991 году руководство ЗАО «Северная чернь» приняло решение о создании комплексной автоматизированной системы управления производственной, хозяйственной и финансовой деятельностью (АСУ) предприятия на базе современных программно-технических средств. Осуществление этой задачи началось с создания бюро в 1992 году, а затем в 1996 году его преобразовали в отдел. Сейчас это слаженная команда специалистов, решающая задачи автоматизации на самом высоком профессиональном уровне. Отделом АСУ завода разработана, внедрена и постоянно развивается информационная система бухгалтерского и управленческого учета, отвечающая всем требованиям специфики ювелирного производства. Кроме того, ведется разработка и подготовка к тиражированию дизайнерских, оригинал-макетов рекламной продукции завода, сопровождение сайта предприятия, созданного специалистами отдела. Копировально-множительный центр, входящий в структуру отдела выполняет все работы по подготовке и тиражированию печатной продукции, необходимой для производственной деятельности предприятия. Заложена основа для дальнейшего развития АСУ завода. Главная цель, достигнутая внедрением АСУ - повышение эффективности управления, гибкое регулирование управляемыми процессами на основе применения современных методов планирования.

Для обеспечения руководства предприятия информацией, необходимой для принятия управленческих решений, на заводе функционирует отдел экономического анализа и прогнозирования. Отдел проводит комплексный экономический анализ производственно-хозяйственной и финансовой деятельности предприятия, осуществляет маркетинговые исследования, составляет прогнозы финансового состояния предприятия в зависимости от изменения внутренних и внешних факторов, организует автоматизированный управленческий учет. Служба главного экономиста, возглавляемая с 1968 года главным экономистом Гаврилюк Валентиной Ивановной, в настоящее время состоит из отдела экономики, отдела труда и заработной платы и группы техничес¬кого нормирования.

С момента образования артели «Северная чернь» планово-экономические функции были возложены на одного человека. Ассортимент выпускаемой продукции был невелик, а планы по его производству спускались «сверху». С расширением производства и ростом ассортимента продукции увеличились задачи, решаемые отделом экономики и соответственно выполняемые функции. В настоящее время экономический отдел осуществляет прогнозирование объемов производства и прибыли. Разрабатывает цены на выпускаемую продукцию и услуги сторонним организациям. Большое внимание уделяется оперативному планированию выпускаемой продукции по технологической цепочке производства, в ходе которого своевременно принимаются меры по ликвидации диспропорции по выпуску продукции. Функции экономического отдела постоянно расширяются и совершенствуются в целях обеспечения устойчивого финансово-экономического положения ЗАО «Великоустюгский завод «Северная чернь».

Отдел труда и заработной платы завода как самостоятельное подразделение был образован в 1981 году. Специфика работы заключается в том, что проводится большой объем индивидуальных расчетов норм времени, расценок, следовательно, и заработной платы. Завод «Северная чернь» выпускает очень широкий и разнообразный ассортимент изделий, к тому же каждый год он обновляется, и на каждое изделие, на каждую операцию определяется своя норма времени и расценка. Почти все рабочие трудятся по индивидуальным нарядам. Ежедневно работниками отдела обсчитывается заработная плата и нормы выработки каждого рабочего. В конце месяца производятся расчеты за месяц и начисление премий согласно положению о премировании, действующему на предприятии. Основными задачами отдела являются: научная организация труда, начисление заработной платы, определение результативности использования трудовых ресурсов и правильного расходования фонда оплаты труда.

Необходимость выделения группы технического нормирования в отдельное подразделение была вызвана существенным увеличением ассортимента выпускаемых изделий и большого количества индивидуальных заказов. Так, если в конце прошлого века осваивали и внедряли примерно по 30 новинок в год, то в последнее время за тот же период вводится в серийное производство около 100 новых изделий и обрабатывается несколько десятков эксклюзивных заказов. Перед группой технического нормирования стоят задачи отработки технологии и определения норм времени на все процессы при изготовлении новых изделий, начиная с авторского образца и до освоения опытной партии. На изделия рассчитывается паспортный вес, расход гальванического покрытия и другие параметры, необходимые для установления предварительной цены. В заключение группа технического нормирования осуществляет передачу всей необходимой технической документации в производство.

Одна из важнейших служб во все времена существования любого производства является служба главного бухгалтера. Возглавляет ее с 1987 года главный бухгалтер Шемякинская Татьяна Савватиевна. Бухгалтерия осуществляет организацию учета финансово-хозяйственной деятельности предприятия, контроль за сохранностью собственности, правильным расходованием денежных средств и материальных ценностей, соблюдением строжайшего режима экономии и хозяйственного расчета. Главная обязанность работников бухгалтерии - быть в курсе всех изменений в налоговом законодательстве, чтобы избежать ошибок, которые могут привести к нежелательным последствиям. В целом работа бухгалтерии сложная и ответственная, требующая находчивости, своеобразного творчества, умения предвидеть возникающие проблемы, искать и находить выход из складывающейся ситуации.

В результате изменения хозяйственной деятельности предприятия в новых рыночных условиях формировалась коммерческая служба завода «Северная чернь». С июня 1998 года заместителем генерального директора по коммерческим вопросам назначен Бычихин Святослав Валерьевич, основными задачами которого становится организация работы по сбыту продукции и бесперебойному обеспечению производства всеми материальными ресурсами. В состав службы входит отдел сбыта, отдел снабжения, склад готовой продукции, склад товарно-материальных ценностей (центральный), фирменный магазин и упаковочный участок.

Во времена советской власти в СССР у предприятий не было проблем со сбытом произведенной продукции. Плановая экономика предусматривала четкое распреде¬ление обязанностей каждого из составляющих цепочку «производитель - покупатель». В связи с этим предприя¬тие «Северная чернь» занималось только изготовлением изделий, их упаковкой и отправкой на оптовые базы и в заранее определенные планами магазины. Изменения экономической ситуации в стране привели к повышению значения реализации продукции в финансово-экономической деятельности предприятий. С 1977 года на заводе официально закрепляется термин - сбыт. В штат планового отдела была введена должность экономиста по сбыту. В дальнейшем полный переход на рыночные условия хозяйствования поставил всех производителей в прямую зависимость от конкурентоспособности выпускаемой продукции, то есть от спроса на нее и в итоге ее выгодного сбыта. Расширение объема реализации в начале 1980-х годов привело к созданию Отдела сбыта как самостоятельного подразделения. В целях повышения координации работы в подчинение начальника отдела сбыта поступает склад готовой продукции. В декабре 1982 года в связи с увеличением объема выпускаемых изделий из склада готовой продукции выделяется упаковочный участок, включающий два подразделения: упаковку и футлярное. В настоящее время реализация готовой продукции - ведущее направление деятельности завода. Отдел сбыта, входящий в коммерческую службу завода, поддерживает экономическую стабильность ЗАО, проводит работу с контрагентами и мониторинг покупательского спроса потребителей. Обеспечением предприятия всем необходимым занимается Отдел снабжения и работающий во взаимодействии с ним товарно-материальный склад (центральный). Коллектив ювелирного магазина активно осуществляет рознич¬ную реализацию ювелирной продукции.

Совместная плодотворная деятельность всего творческого коллектива предприятия, добросовестное отношение к работе, сплоченность в решении непростых задач в рыночных условиях хозяйствования - залог экономической стабильности и процветания ЗАО «Великоустюгский завод «Северная чернь». Коллектив осознает свою ответственность в деле сохранения уникального достояния нашей страны - народного художественного промысла «северная чернь» и прилагает все усилия для его сохранения и дальнейшего развития на благо нашей великой Родины

4. Общественная жизнь

Социальная политика предприятия не может сущест¬вовать отдельно от его производственно-экономической и финансовой деятельности. Социальная политика завода «Северная чернь» стала неотъемлемой частью стратегии развития предприятия, основанной на дальнейшем развитии ЗАО: совершенствовании структуры управления, росте производительности труда, техническом перевооружении предприятия, сохранении древней технологии промысла. Только так можно обеспечить надежную базу для улучшения материального благополучия работников и продолжать развитие социальной сферы.

Стоящие перед ЗАО «Северная чернь» задачи не могут быть решены без сплоченного работоспособного коллектива. Достижению этой цели во многом способствует социальная политика, проводимая администрацией завода и работа профсоюзной организации.

Профкомом разъясняет членам профсоюза их права, представляет их интересы перед администрацией, контролирует соблюдение социально-трудовых гарантий. Кроме этого, профсоюзу важно привлечь коллег к участию в заводских мероприятиях, разглядеть в работниках их таланты и дать возможность им реализоваться. Возглавляет профсоюзный комитет Лушникова Марина Петровна. По большому счету работа профсоюзного лидера - это постоянное внимание к людям, оказание им помощи и поддержки. Профком способствует созданию благополучной обстановки в коллективе и конструктивных взаимоотношений администрации и работников. Трудовые отношения регулируются Коллективным договором, постоянно действующим на предприятии. Расходы по социальным программам завода складываются из средств профсоюза и большой финансовой поддержки, выделяемой администрацией ЗАО.

Завод «Северная чернь» постоянно участвовал в социалистическом соревновании по выполнению производственных и социальных показателей, по итогам которых неоднократно выходил победителем среди городских, областных и отраслевых предприятий. На заводе всегда заботились о результатах труда. Портреты лучших работников завода занесены на заводскую и городскую Доски почета.

В тоже время коллектив не только выполнял производственные показатели, но и активно участвовал в общественной жизни завода, города и области.

После переезда предприятия в 1968 году в новое здание продолжили свою работу красный уголок и библиотека. Живой интерес вызывали выступления хорового коллектива «Северной черни», вокально-инструментального и танцевального ансамблей.

Заслуженная гордость завода «Северная чернь» - это детский сад «Золотой ключик», пущенный в эксплуа¬тацию в 1987 году. Детский сад был построен на собственные средства завода и является его структурным подразделением. ЗАО «Северная чернь» - единственное предприятие в Великом Устюге, имеющее на своем балансе детское дошкольное учреждение. По уровню материальной базы, по условиям питания, по квалификации воспитателей и уровню заработной платы детский сад «Золотой ключик» был и остается одним из лучших детсадов в городе. Укреплять здоровье малышей помогает физиотерапевтический кабинет, имеющийся в детском саду. Педагоги «Золотого ключика» постоянно стремятся к совершенствованию знаний, используя в работе самые передовые методики, а также разрабатывая собственные авторские программы. Большинство педагогов аттесто¬вано по высшей и первой квалификационным категориям, четверо из четырнадцати имеют министерский нагрудный знак «Почетный работник общего образова¬ния Российской Федерации». Администрация завода дотирует 85% от фактической оплаты за содержание детей в детском саду всем работникам предприятия, а также 100% оплаты семьям, имеющим детей инвалидов и 93% оплаты одиноким, многодетным семьям, опекунам, семьям, чьи доходы ниже прожиточного минимума. 

В 1980 году после ввода в эксплуатацию второй очереди строительства здания завода были расширены не только производственные площади предприятия, но и объекты социального значения.

Вместо буфета от городской столовой была открыта собственная заводская столовая на 60 посадочных мест. Столовая является структурным подразделением предприятия. Кроме того, имеется буфет, где ведется торговля продовольственными товарами, что также помогает каждому члену большого коллектива экономить личное время. Работники столовой готовят выпечку, блюда на выбор, в том числе выполняют индивидуальные заказы рабочих на кулинарную продукцию, обслуживают вечера отдыха и другие торжества. Высокое качество и разнообразный выбор блюд, отличное обслуживание и доступные цены - все это создает отличную репутацию столовой у работников «Северной черни» и ее гостей

Еще одним важным социальным объектом завода является здравпункт, функционирующий на постоянной основе. Администрация ЗАО «Северная чернь» следит за здоровьем своих работников. Регулярно проводят приемы терапевт и стоматолог. Здравпункт полностью обеспечен инвентарем, всеми необходимыми медика-ментами для оказания первой помощи при травмах и заболеваниях. Стоматологический кабинет укомплектован современным оборудованием и новейшими импортными пломбировочными материалами. Оказываются все виды стоматологической помощи. В физиокабинете имеются необходимые аппараты для эффективного лечения без отрыва от производства. Большим спросом пользуются услуги массажа. Ежегодно на заводе проводятся расширенные медосмотры работников, занятых во вредных условиях труда. Весь коллектив проходит осмотр узкими специалистами: окулистом и гинекологом. Предоставляется возможность пройти дополнительное обследование УЗИ и воспользоваться услугами ООО «Консультативная поликлиника».

Профилактике и предупреждению заболеваемости способствуют не только здравпункт, но и посещение сауны, и занятия спортом, летний и зимний оздоровительный отдых работников завода и членов их семей с выездом в Вотчину Деда Мороза и в санаторий «Бобровниково». За разработанную методику проведения физкультурно-оздоровительной гимнастики для производственных участков завод занял первое место среди предприятий отрасли в 1970-х годах. Ее проведение в настоящее время также обязательно для всех рабочих предприятия. Чтобы работники завода реже болели, все нуждающиеся в санаторно-курортном лечении обеспе¬чиваются путевками по профилю заболевания. Работникам и членам их семей предоставляются санаторно-курортные путевки, детские путевки в летние лагеря отдыха.

Физкультурой на предприятии занимались всегда, добиваясь хороших результатов в соревнованиях. Развитие спорта происходит благодаря поддержке администрации завода и профсоюзного комитета. Разнообразны спортивные интересы работников завода. Например, подледным ловом рыбы команда завода занимается уже более 10 лет, проводя соревнования и награждения рыб¬ловов по различным номинациям: самый большой улов, самая большая и маленькая рыбка, самая редкая рыба, байка про рыбалку и т. д. Сейчас для занятий коллектива физкультурой в свободное от работы время арендуются спортивные и тренажерные залы. Это дает возможность желающим поддерживать свою физическую форму, получая удовольствие от занятий физкультурой. В то же время активисты спортивного движения стали объединяться в команды по различным видам спорта. Так, в сентябре 2004 года была создана команда по волейболу, добившаяся в 2007 году больших успехов. В 2006 году - команда по мини-футболу и лыжная команда, также занявшие призовые места. В спортивном сезоне 2006-2007 годов администрацией МО «Город Великий Устюг» была проведена Спартакиада среди предприятий и учреждений города по различным видам спорта: волейболу, мини-футболу, лыжным гонкам, настольному теннису и шахматам. Спортсмены завода «Северная чернь» показали лучшие результаты, заняв первое место, за что были поощрены администрацией предприятия и профсоюзным комитетом.

Показателем достойного отношения администрации и профкома предприятия к Совету ветеранов является материальная помощь и поддержка, оказываемая ветеранам.

В 2005 году вся страна отметила 60-летие Победы в Великой Отечественной войне. В нашем коллективе также работали участники этой войны, к сожалению, время неумолимо, и каждый год кто-то из них уходит из жизни. Сейчас их осталось всего пять человек, поэтому каждый из них пользуется повышенным вниманием нашей ветеранской организации. К Дню Победы проводится чествование победителей с традиционным застольем. Когда нужно, помогаем в снабжении дровами. Предприятие заботится обо всех ветеранах. Выплачивается ежеквартальная материальная помощь, целевая помощь к праздникам, поздравляем в печати и по радио. Также выделяем санаторно-курортные путевки, в каждом отдельном случае решаем степень оплаты, оказывается адресная материальная помощь на лечение. В штатном расписании предприятия состоят два инспектора по работе с ветеранами и патронажная сестра. Ветераны с энтузиазмом участвуют в общественной жизни завода. Согласно Коллективному договору на похороны пенсионеров предприятие выделяет материальную помощь.

Материальная помощь выделяется и работникам предприятия в связи с трудным финансовым положением, а также в связи с платным лечением. Не остаются без внимания юбилейные дни рождения и выход на пенсию. Делаются праздничные подарки детям, школьникам, работникам коллектива, многодетным семьям. По инициативе профкома на предприятии проводятся посвящения учеников в рабочие завода, а также различные конкурсы как среди взрослых, так и среди детей. Администрация завода оплачивает 75% стоимости проезда иногородним работникам

Предприятие «Северная чернь» постоянно активно участвует в общественной жизни города. Например, в праздничных демонстрациях, публичных акциях и митингах, посвященных знаменательным датам в истории нашей страны.

Предприятие «Северная чернь» всегда заботилось об улучшение бытовых условий своего коллектива. В 1958 году артель построила 12-квартирный деревянный жилой дом. В 1976 году был сдан в эксплуатацию 70-квартирный пятиэтажный благоустроенный дом, в 1986 году - 58-квартирный дом и в 1992 году - 63-квартирный дом. Сейчас работникам предприятия выдаются беспроцентные ссуды на приобретение жилья или на проведение капитального ремонта.

В течение многих лет работники «Северной черни» регулярно помогали подшефным совхозам в уборке льна и картофеля.

«Северная чернь» постоянно занимается благоустройством не только территории завода, но и города Великого Устюга. Проводятся субботники по очистке и озеленению зон отдыха устюжан и городского парка.

Завод «Северная чернь» оказывает обширную благотворительную помощь организациям и учреждениям культуры, здравоохранения, образования и частным лицам. Особое внимание предприятие уделяет подшефному детскому дому № 1 и общеобразовательным школам № 11,№9и№2.

Несмотря на жесткие условия рыночной экономики, ЗАО «Великоустюгский завод «Северная чернь» намерено развивать социальный аспект своей деятельности и по-прежнему активно участвовать в общественной жизни своей страны.

Ждем Вас в нашем магазине-музее ежедневно

с 10.00 до 21.00
по адресу:
Москва, Верхняя Сыромятническая, 2. (м. Курская)

Каждую субботу в 12.00 Вы можете прослушать бесплатную экскурсию по нашему магазину.

Закажите экскурсию

+7 (495) 542-11-50
Дизайн и программирование
«TopForm.Ru»